Психолог в Самаре
Онлайн консультации
Ул. Скляренко, 46
8(846) 205-51-51

Вопрос денег (реферат с семинара)

По мотивам семинара супервизора Европейской Ассоциации Психоаналитической психотерапии Н.А. Четверикова «Деньги в терапевтических отношениях».
Тема денег наряду с сексом и смертью является неприличной и вытесняемой в тень сознания. В капиталистическом обществе, где секс и продление жизни можно купить, деньги остаются, самой неприкосновенной темой.

«Люди охотнее рассказывают, что у них в штанах, чем о том, что в карманах этих штанов». Джеймс Холлис

Отказ от обсуждения темы денег не снимает вопросов. Наоборот делает их еще более напряженными. То, что не называется и не произносится, приобретает неуправляемую силу и неосознанно влияет на жизнь. Существует множество примеров того, как вопросы денег в человеческой культуре деликатно замалчиваются.

Во всем мире известна система Станиславского, но мало кто знает, что он был промышленником, который половину своей рабочей недели управлял фабрикой, а оставшееся время посвящал театру. Мы гордимся, что поэзия Пушкина прославляет русский язык, и слышали, что он погиб на дуэли за честь женщины. Но не знаем, что его долг на день смерти составлял по современным меркам 1 миллиард рублей и, возможно, это стало настоящей причиной смерти.

Отношение человека к деньгам напрямую зависит от уровня его психологической зрелости. На т.н. доэдипальном уровне деньги являются независимым от человека внешним объектом, от которого сам человек тотально зависит как ребенок от кормления матерью. В более зрелом возрасте роль денег становится символичной, а деньги символом. Большее значение начинают играть ценности, которые являются чем-то дорогим лично для меня и что по деньгам может быть и не дорого.

Символическое значение денег начинает проявляться во взаимоотношениях между людьми, и становятся промежуточным объектом общения. Деньги учитываются для сохранения баланса брать - давать и становятся важны в контексте отношений. Самое очевидное – это приобретения и оплата во взаимном обмене. В этих случаях деньги существуют, как мое отношения к ним. И через деньги выражается мое отношение к людям.

Деньги не пахнут и не портят. Портит плохое отношение к ним, то или иное мое представление о деньгах и их значение. Либо высокомерно аристократическое как к чему-то грязному, либо подчиненное, зависимое и стяжательское. Отвращение или любовь к ним. В деньгах выражается паранойя, мазохизм, садизм, психологическая зрелость или незрелость черт личности, а также верования человека. Деньгам служат и молятся, возводят в культ, проповедуют. За деньги продаются люди самых разных профессий от торговцев до церковников. Цивилизация со времен Каина (не культура, не человек) развивается только благодаря тому, что действительным Богом стали деньги.

В терапевтических отношениях, как и в любых других отношениях деньги выполняют утилитарную функцию. Деньги важны здесь для сохранения чувства реальности и прежде всего для людей с нарушенным контактом с реальностью. Оплачивая услуги, клиент понимает что, сколько стоит в этом мире и необходимость оплачивать свои желания. Принимая оплату, терапевт получает средства к своему существованию, как и любой другой человек на своей работе. Является просто специалистом в своей области, а не другом, любимым, Богом или Дьяволом.

В терапевтических отношениях помощь получают не потому что терапевт заменяет клиенту отца или мать, не потому, что терапевт симпатизирует клиенту или любит его, а потому что клиент считает необходимым и возможным оплачивать работу терапевта.

Деньги в терапии выполняют также диагностическую функцию, отношение к деньгам показывает уровень зрелости личности и глубину нарушений. В денежных отношениях определяется психологическое здоровье и клиента, и терапевта. По мере того как клиент начинает свободно обсуждать вопросы денежных отношений терапия может быть закончена или переведена на следующий уровень работы.

Со своей стороны терапевт, не разрешивший свои личные проблемы отношений с деньгами, не сможет помочь клиенту вернуться к реальности и жить в ней. Он либо использует клиента, воспринимая того как источник прибыли в ущерб этики профессиональных взаимоотношений, либо возносит на облака. В последнем случае жертвует собой и своим временем. Желая стать спасителем, превращается в жертву. Клиент в этом случае также не адаптируется к жизни и не развивается. Мазохистический, самоотверженный, депрессивный или маниакальный терапевт не способен вывести человека из его проблемы.


Проблемы с деньгами доэдипального уровня

На оральной стадии деньги не платят и не считают. Мама кормит бесплатно, молоко мамы ничего стоит. На оральной стадии всегда присутствует агрессия на терапевта за то, что тот берет деньги и не помогает бесплатно. Он что-то знает, у него есть что-то, что мне крайне необходимо, но он не дает это, хотя и должен кормить меня бесплатно.

Звонит женщина, с которой знакомы заочно.
- Я набрала за неделю три килограмма, скажите мне что-нибудь.
- Понимаете, у меня нет таких слов, которые я мог бы сказать по телефону, чтобы вы похудели.
- Вы обманываете, есть, вы знаете!!! Просто не хотите мне сказать!
И со слезами в голосе, отключает телефон.

Деньги есть символические взаимоотношения, условия отношений, но на оральной стадии символов нет, окружение должно кормить меня безусловно. На этом уровне терапевта, аналитика воспринимаю как функцию - ты же врач, ты же психолог, ты должен помогать бесплатно. Желательно круглосуточно. 

На выпускном в медицинском институте перед нами выступал известный хирург, который говорил, что не подаст руки тому, кто хоть однажды возьмет деньги у больного. Этот хирург, который начал свою практику еще в военное время и после никогда не брал у больных деньги уже умер. Общество, представление о деньгах и о медицинской помощи изменилось. А люди на оральной стадии, как и двадцать лет назад считают, что их должны лечить бесплатно. Или формально принимают необходимость оплаты, но злятся или чувствуют себя обиженными когда приходится платить.

Вопрос из аудитории:
- Мы говорим про оплату, а что относительно дарения, когда что-то дается клиенту просто в дар?
- Дарение (бесплатность) в терапии похожи на выигрыш в лотерею или получение наследство. Человек не становится богатым, в лучшем случае временно разбогатевшим. Дарением клиент не приобретет ничего ценного. Если же это незрелая оральная личность, то дарение только портит ее.

Клиентам, у которых нет денег на терапию:
- А что вы сегодня кушали?
- …
- А что я буду кушать, если мое рабочее время будет занято вами?

На оральном уровне любой вопрос, связанный с деньгами представляется ужасающим. Как только поток (кормление) прекращается, наступает депрессивное состояние. Мир представляется уничтожающим, а люди, в том числе занятые в помогающих профессиях воспринимаются либо как дойная корова, которая должна кормить пока не сдохнет, либо как существа бесчеловечные, лишенные сострадания и недостаточно профессиональными.

На анальной стадии развития уже появляется символическое мышление и символическое понимание денег. Деньги приобретают черты внешнего промежуточного объекта и в том числе через них, устанавливается свой способ построения отношений с миром. Здесь тревога опредмечивается в страх потерять деньги, остаться без денег и столкнуться с ситуацией материальной незащищенности. Появляется любовь к деньгам и навязчивости.

В обращении к другим потребность во внимании, дополняется желанием хорошей оценки. Я показываю свои какашки родителям, они рады, а я горд. Я показываю, что у меня есть деньги и удовлетворен собой. Запоры становятся способом самоутверждения, телесным выражением страсти к накоплению и не умению давать. Символическое выражение запора «Если мир мне ничего не дал, то и от меня ничего не получит».

На этом уровне развития появляется счет – «время – деньги», «теряешь время – теряешь деньги», «кто рано встает, тому Бог дает», «деньги любят счет», «фекалии снятся к деньгам», «понт (псевдеж) дороже денег» и другие подобные анальные поговорки и приметы.

Деньги начинают выступать способом совладания с тревогой и развиваются навязчивые состояния, связанные с деньгами. Пересчитывание купюр для уменьшения тревоги, заначки и клады, четкий баланс полученного и потраченного, аккуратность, пунктуальность, навязчивая потребность в контроле своего окружения без чего тревога вырывается на волю.

Здесь же очень точное выстраивание баланса брать и давать. Соотнесение количества съеденного, своего личного «богатства» с выделенным и отданным – «хочешь быть богатым – умей делиться». Так уменьшается тревога.

С другой стороны деньги сами становятся источником тревоги, поскольку могут быть украдены. Рядом с каждым сокровищем есть скелеты тех, кто хотел присвоить богатство. При пограничном уровне нарушений включаются бредовые (параноидные) проекции: «Он хочет обворовать, забрать, отжать мои деньги». Однажды наблюдал как один бизнесмен, спокойный и приятный в некоторых отношениях человек, приходил в психомоторное возбуждение и орал: «Где Мои Деньги!!!» - «всех убью, один останусь»

На фаллической стадии деньги становятся символом престижа, статуса, власти и управления другими. Смотрел сюжет, где врач, подчеркивая свою уникальность, показывал зрителям приобретенную им толстую дорогую иностранную книгу, которой у других врачей его специальности нет. В этом же ряду дорогие усадьбы, яхты, машины и украшения, уникальные и неповторимые.

Эдипальные проблем с деньгами вполне могут быть прикрыты рассуждениями о духовности, "наставления на путь", за которыми лишь потребность влияния на других может быть. Этими мотивами руководствуются и лидеры деструктивных сект и некоторые представители официальных религий.

На улице подвыпившая женщина громко разговаривает по телефону: «Ты, козел …, я тебе утром дала 500 рублей!». Она дала и теперь чувствует власть над ним.

Если я владею деньгами, это дает основания для нарциссического самовозвеличивания и право покупать услуги женщин, мужчин, учителей для своих детей, гувернеров, психологов, психотерапевтов и пр. Мой парикмахер, стоматолог, психоаналитик, юрист – это отсюда. Я достиг высоты и теперь могу пользоваться ими, ставить в подчиненное положение, платить от щедрот своих, давать и получать взятки, управлять…

- Сколько нужно украсть, чтобы уже не посадили?

В терапевтических отношениях эта тенденция проявляется в пропусках встреч, в переносе времени, в стремлении занизить оплату, в бессознательной забывчивости и не своевременности оплаты, в нахождении причин, по которым оплата не может быть произведена сейчас - «у меня нет наличных, а у вас даже нет банкомата».

Деньги в этих случаях функционируют не только в отношениях с другими, но и являются внутренним объектом. Так же как я отношусь к людям, покупая их, так же и деньги начинают управлять как объектом мною. Здесь отсутствует, неразвита субъектная составляющая личности, ощущение внутренней активности, возможности самостоятельно управлять своей жизнью, делать сознательные выборы, в которых возможен денежный ущерб. Человек попадает в рабство от денег, ставших его внутренним объектом, заложником дефицита или избытка денег.

В плане взросления здесь уже имеется отчетливое стремление отделиться и выделиться - зависимость от своей подростковой независимости, денежная зависимость. В кошмаре «я хочу управлять всеми» появляется автономная подростковая личность, которая утверждается с помощью другого: «Ну что он может мне дать, если я его покупаю и он у меня в подчинении?» Если покупаю, то могу и обесценить, его лично, его методы, его работу: «Ты ничего не дал мне за мои деньги, твои слова ничего не стоят». Возможно, найду другого, может быть подороже и куплю его. У моего знакомого терапевт стоит пять тысяч в час, а этот только одну.

Это отношения людей с садо-мазохистической характерологией. Кто-то кого-то всегда покупает и имеет, кто-то через кого-то всегда самоутверждается, я завишу от денег, но другие зависят от меня, мне должны и поэтому я выше. Так разрушается дружба и поэтому у друзей не берут в долг. Личная трагедия людей с садо-мазохистической установкой представлена в недавней смерти известного опального олигарха.

Отношения к деньгам на доэдипальном уровне всегда окрашено аффективно - ужас-ужас, великая радость или меня уже ничего в этом мире не радует! Сколько минут радовался Абрамович после покупки очередной яхты? Ничего не понимаю, мало плохо, много плохо, «куда ни кинь всюду клин».


Эдипальный уровень, ценности развития и отношений 

На эдипальном уровне отношения и разговоры о деньгах – это плохо и сложно, но уже не ужасно и не радостно. С ними что-то нужно делать и отсюда распространенное «я не люблю разговаривать о деньгах». Это и есть нормальный невротический уровень переживания дилеммы между желаниями и возможностями, поиск согласования желаний и возможностей, за которыми подспудно присутствует тема денег.

Необходимость денег для урегулирования желаний и возможностей воспринимается как проблема, требующая решения. Вопрос денег люди начинают рассматривать как любые другие взрослые вопросы – воспитание детей, обсуждение переезда на новое местожительство, досуг и пр.

На этом уровне уже мы не крутим деньгами, и деньги уже не крутят нами. Они теряют свою магическую власть как внутреннего объекта и становятся предметом, о котором иногда нужно думать и вопросом зрелых взаимоотношений. В этом моменте всегда возникают определенные трудности.

Развитие клиента в платном терапевтическом процессе проходит через вопросы и сомнения: «Зачем я уже год хожу сюда, мне не нравится, что я хожу сюда, соответствует ли это моим желаниям, может я зря плачу деньги?» Здесь уместна аналогия со школой. Детям не нравится туда ходить, время можно тратить гораздо веселее и уроки они посещают для своих родителей. Только потом позже вызревает понимание, что я это делаю для себя.

Так и в терапевтических отношениях я начинаю положительно оценивать результат по приметам того, что я развиваюсь, начинаю оценивать свои усилия и оплаченные деньги через призму своего развития, начинаю сознательно тратить время и деньги на себя. Инвестировать в себя и время, и деньги. На этом уровне становится отчетливым различие между стоимостью, ценностью и деньгами.

Личностное развитие становится ценным и появляется понимание ценности терапевтических отношений как инструмента личного развития. Развитие возможно лишь в отношениях и терапевтические отношения есть особенный вид отношений, за который современном обществе нужно оплачивать.

Вылечиться можно и без денег, но развитие всегда требует инвестиций в себя. Примерно 10% людей приходят к пониманию своего развития как ценности. Это и есть клиенты психологов, психотерапевтов, аналитиков, осознающие пользу отношений со специалистом и необходимость платить.

Покупать не бренд или методику, а платить за отношения, необходимые для своего эмоционального развития, лучшего контакта с реальностью и лучших взаимоотношений с другими.

P.S. У каждого из нас есть все описанные выше аспекты взаимоотношений с деньгами. И балерины какают, и человек с ценностью взаимоотношений и личного роста может иногда пожадничать для другого. Денег всегда мало, как и то, что родители всегда в чем-то отказывают, подсчет купюр на всех действует успокоительно, наличие высокой зарплаты повышает самооценку и придает уверенность в сравнении себя с другими.

Вопрос не в том есть ли у кого-то инфантильные доэдипальные привязки к деньгам, а в том способен ли ты видеть в деньгах средство для развития ценностей? Способен ли решать вопрос, что стоит, а что не стоит? Зрелость в отношениях с деньгами проявляется в том, что отсутствие нужного количества денег не вызывает страданий (вопросы нищеты и выживания не рассматриваются). С другой стороны, наличие денег не мешает. Они дают возможность развиваться и открывать новые перспективы. 


© Сергей Дрёмов