Психолог в Самаре
Онлайн консультации
Ул. Скляренко, 46
8(846) 205-51-51

Жалость и жестокость: Часть 2. Природа безжалостности.

«Страдание существует» Будда

Почему о жалости люди говорят как о чем-то дурном и связывают ее с унижением? Что, казалось бы, плохого в том, что один жалеет другого или сам человек пожалеет себя?

Но нет же.

«Я предостерегаю вас от сострадания: оттуда приближается к людям тяжелая туча! Поистине, я знаю толк в приметах грозы!» (Ницше Ф. Так говорил Заратустра).

«Не жалей себя - это самаяя гордая, красивая мудрость на земле», говорит Максим наш Горький.

О безжалостности великого пролетарского писателя чуть позже. Что же касается Ницше, то он всю жизнь боролся с иллюзиями и развенчивал их вплоть до того момента как сошел с ума. Жалость и сострадание мешали ему видеть жизнь как она есть без смягчающих обстоятельств, но отказ от иллюзий и противопоставление себя Богу лишает рассудка - «человеку нельзя увидеть лица Бога и остаться в живых» (Исх 33:20).

Остается или нет жалость, но безжалостность в определенных обстоятельствах представляется более ценным качеством. Жалея, мы не способны ненавидеть и лишаемся сил для борьбы, безжалостность же мобилизует. Если в мире есть зло, то в нем должно быть место и для безжалостности.

– Расстрелять! – тихо проговорил Алеша, с бледною, перекосившеюся какою-то улыбкой подняв взор на брата.
– Браво! – завопил Иван в каком-то восторге, – уж коли ты сказал, значит… Ай да схимник! Так вот какой у тебя бесенок в сердечке сидит, Алешка Карамазов!
– Я сказал нелепость, но…
– То-то и есть, что но… – кричал Иван. – Знай, послушник, что нелепости слишком нужны на земле. На нелепостях мир стоит, и без них, может быть, в нем совсем ничего бы и не произошло. Мы знаем, что знаем!
(Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы).

Когда случается беда и гибнут невинные можно жалеть и оплакивать их, представляя себя и своих детей в подобном ужасе, а можно обрушить гнев на тех, кто принес горе. Безжалостность, поднимаясь до высшего накала ненависти, помогает выбраться из-под обломков и горе уже не раздавит нас.

«Ничего не писал в дни траура, не хотел. И без меня достаточно написали, и все тут совершенно ясно. И с нашей страной, и с людьми. Сейчас скажу лишь, что осталось.
Все эти дни у меня была мечта. Она возникла как вдруг, и с каждым днем крепла. Мечта - чтоб люди, виновные в беде, и те, кто превратил нашу страну во все это... - сгорели.
Я хотел, чтоб их дети сгорели в огне.
Желательно у них на глазах.
А потом и они сами.
И чтоб это длилось вечно.
Тут нечем гордиться, но я так хотел.
Я мечтал, чтоб они страдали и исчезли в огне.
Все эти алчные воры. Продажные чиновники, пожарные и проверяющие, И тупые беспардонные бизнесмены. И вся их любимая власть. И все, кто восхваляет, прославляет и обеляет их…
Адское Пламя - придумали мы.
Обычные нормальные люди, такие как вы и я. 
Мы выдумали его, как пожелание тем, чей грех, чьи преступления не могут быть прощены. Тем, кто принес страшные беды.
Ад - это наше проклятие им.
Мы имеем на него право» 
(Е. Габелев).  

В экстремальных ситуациях мы узнаем себя в безжалостности, но что происходит с людьми, которые теряют жалость в безопасных обстоятельствах?

Седовласый профессор, написавший несколько книг по психотерапии, веселится и шуткует, выкладывая в соцсеть фотку, на которой экипированный омоновец пинает подростка. Православный мыслитель предлагает возрадоваться родителям, у которых в пожаре сгорели дети. Мол, они стали ангелочками и цветами в райском саду.

Что говорят последователи философии безжалостности с форума психологов - психотерапевтов?

Стыдно вызывать в окружающих жалость, когда ты физически здоров.
В большинстве случаев, чтобы выкарабкаться из личных проблем дееспособному человеку нужен пендель, а не жалость.
Жалость лишает сил для борьбы.
Жалость к себе признак неудачника.
Жалкий и жалость слова одного корня!
Жалость унизительна, от других жалости не надо, особенно без спроса.
Жалость уместна к ребенку, а по отношению к взрослому человеку нелепа.
Жалость это ответвление гордыни, жалея кого-то, вы ставите себя выше него. Никто не нуждается в жалости. Если можете чем-то помочь этому человеку, сделайте это!
А жалеть себя, значит признаться в бессилии. Тупик!
Жалость – одно из форм проявления жестокости.

Получается, что жалость не в тренде, хотя от этого вряд ли пропадает потребность в ней. Приведенные высказывания свидетельствуют скорее про недостаточность понимания себя и неприятие всего объема своих чувств.

Если проводить опросы на тему жалости, то в лучшем случае только половина участников безоговорочно признают в ней ценное человеческое качество и свяжут жалость с человечностью. Приходится признать, что она как роскошь, украшающая отношения доступна не для всех.

Другая часть правды в том, что жалости не бывает без насилия, жестокости и унижения одних другими - «высокое и низкое взаимно определяются» (Дао Дэ Дзин).

 

Современный нарциссический способ ухода от жалости

родился не на пустом месте. За ним тысячелетние традиции и пантеон богов разрушителей, смерти и хаоса всех мифологий и религий – Шива, Кали, Яма, Мара, Анубис, Аид, Эрешкигаль, Чернобог, Эрлик, Яхве, Азраил, Сатана и пр.

В XX веке новая безжалостность представлена в обложках и обертках консюмеризма для обывателя и в нью-эйджевских практиках для продвинутых. Это уже не христианское схимничество, не буддийский отказ от привязанностей, не танцы Шивы разрушителя, не скандинавский Рагнарёк и даже не русский народный пизде@.

Когда стремление к удовольствию и счастью, становится новой идеологией уже не надо никакой религии и мистики. Жизнь это то, что ты видишь перед своим носом или в зеркале. Нормально стремиться к счастью, выбирать подходящие объекты и обращать внимание на глянец с образцами успеха. Они действует как магнит, и подтверждают всеми своими белозубыми улыбками, что счастье есть.

Чтобы не портить глянцевую картинку надо просто отстраниться от чувств, связанных с душевной болью. Защищаясь, обыватели забывают родной язык и начинают игру в слова - говорят о милосердии, сочувствии и сострадании и пугаются связать эти качества с исходным значением слова «жалость».

Массовая культура с современными фильмами про ужасно милых психопатов и неподражаемых нарциссов популяризирует безжалостность. Доктор Хаус определенно эффективен, холоден, безжалостен, а свою непроходящую боль снимает викодином. Новый Шерлок Холмс с нулевым уровнем эмпатии злодейски умен и сидит на кокаине.

Безжалостность будоражит, возбуждает и оживляет. Она привлекательна из-за аккумулированной в ней силы и власти, но при этом всегда разрушительна.

Популярная психология включена в общий поток, иначе не была бы популярной. Упрощаясь до технологий и упрощая людей, она превращается в психологию без души и без жалости.

Если людей привлекают пути достижения успеха, то и психология на службе нарциссических запросов должна вносить свою лепту в формирование безжалостной среды обитания, где главное достижения и нет внимания к боли.

Упрощение целого до желаемого помогает решать частные задачи, но если нет полноты, то не будет и счастья. Таков старый мотив о продаже души Дьяволу.

 

Безжалостность, как и жалость, очень человеческое качество

В безжалостности мы уникальны и отличаемся как от Богов, так и от животных, которые не убивали и не убивают ради убийства. Это делают только люди в состоянии одержимости архетипическим и зверинным.

Человек как самый опасный хищник на Земле убивает, не имея для этого жизненной необходимости и во вред себе – «всех убью, один останусь». А чтобы между делом еще и сохранить о себе приличное мнение, нужно придумывать монстров и врагов, которых наделяешь своей безжалостностью.


Никто кроме нас не владеет средствами космической жестокости в виде уничтожения жизни на планете и не имеет возможности пугать других апокалипсисом. «Статус великой державы определяется возможностью уничтожить весь мир» (телевизионная российская пропаганда).

Омерзительно, бессмысленно, но как не открещивайся, безжалостность и фрейдовское стремление к смерти – часть человеческой природы, смысл которой раскрывается в эволюционной теории, этологии, социологии и архетипической психологии.

«Не хорошо быть человеку одному» и жалость создает общность, через любовь соединяет людей в пары и в группы.

«Разделяй и властвуй» - принцип безжалостности, который как тот Дьявол разъединяет, превращая людей в население, толпу и стадо.

Безжалостность это не просто отсутствие жалости, а ее противоположенный полюс. Мы рождаемся, вырастаем и живем в напряжении между этими полярностями.

Жалость, сопереживание и сочувствие дают тепло и жизнь, жестокость и равнодушие – холод, разрушение и смерть. Нам же приходится балансировать между крайностями, выбирая между перегреванием и переохлаждением. Между расщеплением с отказом от одного из этих чувств и распятием между жалостью и безжалостностью.

Если не расщепляться и не вытеснять тот или иной полюс, то станет понятно, что гуманный и жестокий – это не два разных человек, а один и тот же, оказавшийся по факту рождения на качелях между жалостью и безжалостностью.

Опасны не только крайности, но и невозможность различать в себе комплементарные чувства жалости и безжалостности. Наступает порча, когда жалость выглядит как жестокость, а безжалостность как благо. Не видя ориентиров мы не развиваемся, не замечаем моментов нарушения своих и чужих границ, путаем любовь и насилие, сетуем, что «благими намерениями выслана дорога в ад».

Отказываясь от жалости, мы становимся жестоки по отношению к себе и не считаем необходимым искать помощи. В результате застреваем в детской бес-помощности и зависимости с ожиданием жалости от других. Со временем теряем надежду - «все бессмысленно» и впадаем в депрессию.

Как это происходит по шагам: Меня хотели ударить, нарушить границы, я не дал, отгородился, на меня обиделись, я чувствую вину, плохость, одиночество, мне его жалко, я не один. В этой извращенной и распространенной логике чувство самосохранения упраздняется в угоду близости с другим.

В крайнем варианты безжалостные к себе - это люди с выраженной степенью созависимости, перегревшиеся в отношениях до температуры 42°- те, кому не может помочь психология с психотерапией. Им остается уповать только на медикаменты или церковь. Жалость к себе уже не требуется - в больницу привезут по скорой помощи, а в церковь приведет беда.

Отрицая полюс безжалостности, мы становимся опасны для других, можем без сожаления и в отместку причинять боль, быть инфантильными и по-детски жестокими – «я вправе напасть на вас, так как вы не в силах помочь мне».

Положите меня в ясельки, в ясельки,
Чтобы я лежал бы в люлечке, в люлечке
И пускал из носа сопельки, сопельки,
Издая при этом вопельки, вопельки.
А потом постройте радугу, радугу,
Чтоб по ней бежали гномики, гномики
Чтобы в ней бы жили кошечки, кошечки,
И кормите меня с ложечки, с ложечки.
Но вы этого не можете, не можете.
Ну так что ж вы блядь меня не уничтожите?
(Шиш Брянский)

Жертва превращается в преследователя и захватчика с бессознательными садистическими наклонностями. Такие люди обидчивы и агрессивны, наделяют других чувством вины, вселяют в них свой стыд, портят жизнь супругам и детям.

 

Безжалостность как теневая сторона жалости

Люди, выросшие в безжалостном мире волков и овец, с детства не знакомые с жалостью и состраданием, имеют серьезные проблемы с развитием чувственной сферы. Физически они ничем не отличаются от прочих - полностью человекоподобны, но лишены человечности.


Не зная милосердия и жалости эти люди как будто приходят из предшествующих веков, когда убийство себе подобных было обычным. То, что сегодня мы воспринимаем как неприемлемое, у людей с безжалостностью становится их природой. Жалость вытесняется в Тень, а теневая безжалостность завладевает личностью.

«Я с детства люблю фиалки и музыку… Я люблю белок и воробьев… Я люблю деньги… Я ходил по дорогам, там и сям работал. Однажды мне попался франт, утверждавший, что поход на меня. Глупости он не был похож… Этого шутника я убил и ограбил. Он лежит в лесу. Лежит в лесу, кругом снег, каркают вороны, прыгают белки. Я люблю белок. Бедный господин в хорошем пальто лежит мертвый…
Вполне понятно, что человек, как я наделенный такой обостренной чувствительностью, мучим пустяками, - отражением в темной стекле, собственной тенью… Стоп, господа, - поднимая огромную белую ладонь, как полицейский, стоп! Никаких, господа, сочувственных вздохов. Стоп, жалость. Я не принимаю вашего соболезнования» (Набоков В. «Отчаяние»).  

У безжалостности есть свои градации и степень определяется отношением к детям, не способных защититься и дать отпор.

На ранних этапах психоистории детей убивали, лишая еды прежде, чем взрослых, потом стали убивать наравне со взрослыми. Потом детей уже не убивали, а просто оставляли на дороге, на улице или в приюте. Потом стали оставлять в семье, кормить, воспитывать, контролировать, бить и наказывать. И лишь потом стали относиться гуманно, создавая условия для полноценного развития.

Теперь по отношению к детям можно определить меру цивилизованности страны и уровень существующей жестокости. Здесь выясняется, что не только психопатам, но и каждому из нас в той или иной степени свойственна безжалостность.

«Жалость не может понять, из каких тайников человеческого сердца возникает жестокость. Жалость просто-напросто не постигает собственной своей природы. Она видит свое отражение в мире действенной справедливости и отшатывается в ужасе, как человек, увидавший своего двойника, не признавший его за себя, но почувствовавший прилив страха и отвращения» (Волошин М. Жестокость в жизни и ужасы в искусстве).

Обыденная безжалостность (см. тихое привычное насилие) в частной жизни - это когда мы проявляем равнодушие и черствость к детям, допускаем обидные насмешки в их адрес, применяем на правах сильного физические наказания. Групповая, политическая безжалостность – это когда мы голосуем за власть, которая убивает чужих детей и лишает будущего рожденных в своих семьях.

Еще сложнее с этими чувствами, направленными на себя.

Поскольку жалость к себе содержит колоссальный объем ценностей, начиная с инстинкта самосохранения до религиозных табу на самоубийство, безжалостность к себе может переживаться не только как возмущение своими поступками, но и как внутреннее опустошение. Об этом рассказывают на терапевтических сессиях.

Настоящая проблема возникает когда человек теряет связи с другими, лишается способности доверять другим и остается наедине с собой. Рядом никого нет, а безжалостный находится внутри пустоты - спрятан в Тень. И тогда уже ничто не убережет и никто не помешает причинять себе вред.


Чужой, Дьявол, бес, ведьма, ужасная мать, негативный анимус, контролер, нацист, чекист, прокурор, чумной доктор… – имя им легион. Именно эти внутренние фигуры, нападающие на человека днем и ночью источники настоящей безжалостности.

Нормально испытывать страх и злость в случае реального или даже мнимого нападения, а вот отсутствие чувств в этой ситуации является проблемой. Я не злюсь, будет означать лишь то, что я злюсь на себя и не могу относится к себе или к кому-то с жалостью и заботой.

У безжалостности много масок в виде дежурных улыбок, благолепия, нарочитой религиозности, деловой целесообразности – «ничего личного», деланного сочувствия, хронического беспокойства о близких, повышенного тревожного фона, обиды, раздражительности… Эти маски образуются на лице как короста после полученного когда-то повреждения. Если ее отделить и снять с лица, то увидишь под ней гримасу страха или агрессии.

Если вы все еще настаиваете, что не знакомы со своей жесткостью, припомните сны, в которых ваша психика проявляется без цензуры. В сновидениях люди становятся безжалостными, жестокими, реализуют вытесненные мысли о мести и не испытывают угрызений совести. В таких снах отображается теневая сторона, инстинкты и влечения, в которых нет места ни жалости, ни другим высокоразвитых чувствам, делающим нас людьми.

Индивидуальные различия в том, что кто-то все еще способен на сострадание и учитывает границы общепринятой жестокости, а кто-то одержим своей Тенью и беспредельно жесток - ведет себя днем так же, как обычные люди ведут себя в сновидениях. Кого-то из нас удовлетворит справедливое наказание обидчика, кого-то смерть врага, а кому-то нужны будут его предсмертные мучения.

© Сергей Дрёмов (05.04.2018 г.)


Что происходить в теле?
Телесный психолог, биоэнерготерапевт, 
Алексей ТИТЕНКОВ

Безжалостность и жестокость это неспособность человека жить своей слабой стороной.

У человека две основных стороны и два основных свойства - способность быть сильным и способность быть слабым. За способность быть сильным отвечают мышцы спины. А свою слабость и немощь мы переживаем своими уязвимыми частями тела, животом и грудью, своим лицом. Тем, что мы прячем, когда испытываем на себе чью-то жестокость.

Тот, кого избивают, сворачивается калачиком, поджимая к голове ноги, и прячет в первую очередь живот, грудь, шею, горло и лицо, защищая руками голову. Это естественная защитная реакция, если невозможно убежать.

Свою силу мы переживаем спиной, особенно, если имеем надежный тыл и поддержку. Если за моей спиной стоит кто-то сильный, кто меня бережет и защищает, например папа в детстве, то и я вполне осваиваю свою силу и агрессивность, и умею ей пользоваться и ее применять, что бы защитить себя.

Реакция борьбы это реакция гнева. Человек защищая себя, свою жизнь, свою личность и свое имущество, биологически реагирует так же, как любое животное. Например, собака. Волна гнева проходит от ног по спине до затылка, до глаз и зубов, заряжая гневом глаза и оскаливая зубы. При этом мышцы передней части туловища то же мобилизуются. Сжимаются, защищая внутренние органы. Тело выгибается в дугу. У собаки шерсть на спине встает дыбом.

Сутулая, сгорбившаяся спина это застывшая в ней волна гнева. Напряженные сзади мышцы шеи, головные боли и повышенное давление это все результат подавленной в спине телесной реакции гнева, способности ожесточенно за себя бороться на уровне выживания и быть в такх ситуациях безжалостным ради выживания.

Заблокированная реакция гнева ведет к подавлению существования личности и приводит к неспособности переживать печаль, нежность, любовь, отвращение, радость, удовольствие. Приводит к неспособности получать удовольствие от контакта с другим живым существом.

Если нарушены условия безопасного существования, человек начинает жить на уровне своего рептильного мозга, теряет способность к проявлениям жалости и становится жестоким. 

Жестокость- это не способность открыться другому человеку в своих нежных и страстных чувствах к нему, неспособность быть уязвимым. Показать, дать почувствовать, своим лицом, грудью, животом и низом живота свою нежность и нужду в контакте, свое восхищение и возбуждение. 

Жестокость это нежелание делиться тем, что я к нему чувствую. Страх и жадность. Недоверие. Эмоциональная закрытость в своих естественных душевных реакциях к другому человеку, внешняя холодность к нему- это то же жестокость. Телесно, ожесточение и жестокость это хроническое напряжение в передней части тела. Это закрытость от нежных, ласковых и сердечных контактов. Не способность быть мягким этой стороной своего тела. Не способность в характере быть мягким и принимающим. Не способность быть любящим. Проявлять свою любовь и принимать любовь других. Не способность быть открытым и уязвимым.

Не способен плакать от причиненной ему боли. И не способен принять нежность и жалость от других. Нежное прикосновение для него ничего не значит. Он не способен принимать ласку и благодарность, пропустить внутрь себя душевное тепло другого человека, не дает пожалеть себя, не умеет пожалеть другого.

Телесный панцирь, защищая от ударов перестает пропускать внутрь нежность и тепло, не позволяет реагировать. Ожесточенный человек не живет своей слабостью, немощью, не жалеет себя и других, закосневает в своей защитной мощи и бесчувствии к своей и чужой боли.

Стиснув зубы и скрежеча ими во сне, накапливает в своем теле напряжение боли. Это напряжение вызывает нарушения в нормальном функционировании внутренних органов и систем. Приводит в итоге к за-болеваниям, к тому, что бывает за болью, если боль не пережита. Чтобы пережить боль и болезнь, нужно уметь пожаловаться, попросить защиты. Сильные жестокие люди этого не умеют. Не умеют жить своей слабой стороной, своей немощью. Не умеют жаловаться.

В итоге жалуются врачу соматического профиля на болезнь, которую невозможно излечить. И плачут тогда, когда уже ничего нельзя исправить. Переживать боль в одиночку невозможно. Боль нужно суметь с кем-то разделить. Дать ее почувствовать другому человеку.


Читать также

Жалость и жестокость: Ч.1. Природа жалости. ►►►
Жалость и жестокость: Ч.3. Причины безжалостности.►►►
Жалость и жестокость: Ч.4. Уровни развития личности.►►►