Психолог в Самаре
Онлайн консультации
Ул. Скляренко, 46
8(846) 205-51-51

Забота о душе

Название представляет собой буквальный перевод греческого слова «психотерапия». Отношение к психотерапии с тех времен значительно изменилось, однако удивительно, что общество до сих пор плохо понимает суть и назначение психотерапии.

Отчасти причина этого заключается в продолжающейся ложной аналогии психотерапии и практической медицины, духовных страданий и биологического заболевания, лечения и исцеления. Хотя во многом эта боязливая и осуждающая установка в отношении терапии основана на фундаментальном страхе человека перед иррациональным миром вообще и его отвращении к работе с собственным бессознательным, значительная доля этого отвращения должна относится к современным психотерапевтам, особенно к психиатрам.

… Психотерапия, особенно ее аналитическая форма, должна настаивать на том, что она меньше относится к научной сфере, чем к миру, в котором раньше преобладали беседы с проповедниками. Лечение вытекает из медицинской модели болезни. У нас есть заболевание, от которого мы умираем или окончательно излечиваемся. Исцеление же скорее относится к области поиска смысла.

Когда Юнг предложил, что невроз - это страдание, которое еще не нашло смысла, он явно не исключал страдания.

Исцеление не означает, что человек достигнет какой-то конечной точки, в которой для него все прояснится. Скорее, мы будем двигаться от одного мучительного конфликта к другому, но на протяжении этого процесса мы обязательно будем развиваться.

Несмотря на надежду невротического Эго сделать мир стабильным и считать его более предсказуемым и безопасным, эта надежда тает; то, что годилось вчера, сегодня становится препятствием. Поиск источников наших страданий становится условием нашего развития и наступления зрелости.

Как заметил Юнг, «страдания – это не болезнь; это обычная противоположность счастью». Наша цель - не счастье, которое исчезает и которое нельзя продлить; наша цель – это смысл, который расширяет наше мировоззрение и ведет навстречу нашей судьбе.

Частично устранить контроль над своей жизнью, увеличить степень автономности при столкновении с силами окружающего мира, под воздействием подаренных судьбой семейных и ядерных комплексов и по мере возможности творить свою жизнь – вот подлинная цель терапии. Значит ли это, что каждый человек должен проходить терапию и все время этим заниматься? Конечно, нет. Любая категоричная установка в любой конкретный момент для любого человека окажется ложной. Я уверен, что терапевтические отношения, которые периодически обновляются в процессе совершаемого внутреннего странствия, представляет собой серьезную возможность для инсайта и развития. Если читатель сможет найти более эффективный способ, позволяющий достичь этого результата, пусть он его использует.

Остановка на поведенческих изменениях сама по себе важна и, возможно, принесет некоторое освобождение, как и употребление психотропных медикаментов, которое иногда необходимо, но, в общем, использование этих подходов свидетельствует о нарушениях нервной системы и фактически придает душе очень мало значения.