Аналитическая психология Юнгианский анализ
8 (917) 101-34-34

63. Дар прощения

Есть переживания, которые по общечеловеческим меркам были, есть и всегда будут самыми высокими. Таковы любовь, жалость, милосердие, раскаяние и прощение. Может что-то не упомянул. Такие переживания называют самостными, то есть, рожденными в самой глубине души и идущими от духа. Это те драгоценности души, благодаря которым она остается живой. Наряду с ними есть имитация ценностей, душевная бижутерия: не любить, но говорить о любви, не жалеть, а демонстрировать превосходство, не раскаиваться, а уклоняться от вины, не прощать, а делать вид, что простил и убеждать себя в этом. Все, что является по-настоящему ценным служит установлению связей и поддержке отношений человека с чем-то высшим, между людьми и внутри всех человеческих историй. А подделки имитируют эти связи.

Когда говорят "мне тяжело", значит действительно есть чувство тяжести в душе, камень на душе и железо в сердце, значит человек лично знаком с отчуждением и предательством. И хотя мы не стремимся к этому осознанно, но всегда получаем такой опыт и можно сделать предположение, что предательства тоже служат Самости - необходимы для дополнения светлого и благородного грубым и необработанным. Предательства служат катализатором начала и причиной завершения отношений, таким образом обогащая опытом. Об этом хорошо знают юные девушки, влюбляющиеся в мужчин, которым не свойственно постоянство в чувствах1.

Предательства ведут к переходу в новое состояние, к трансформации, завершению одних отношений и появлению новых. От любви до ненависти один шаг и этот шаг предательство. От ненависти к любви тоже один шаг и этот шаг прощение. Каждому нужно познакомиться с тем, что проживается как предательство и желательно узнать Дар прощения.

Мало того, что предают нас, но и каждый из нас это делает с другими. Таким образом мы оказываемся то в одной, то в другой роли в зависимости от того, что именно сейчас требуется прожить. Самость предоставляет возможность проживать все роли и активировать все комплексы и таким образом запускать процессы познания себя.

Предательство является тенью Станции, необходимым, хотя и болезненным опытом. О предательстве мы говорим в связи фрустрацией ребенка матерью, которая не удовлетворяет всех его потребностей, с уходом выросшего ребенка из семьи, вероломным ударом в спину от друга, изменой любимого человека, кражей доверия, грабежом, оставляющим душевную пустоту, неоднократно продолжающимися оскорблениями и унижениями, сплетнями и пересудами знакомых, грубой критикой учителем ученика... – все то, что попадает в самое сердце, причиняет урон самооценке, целостности и способности развиваться.

Настоящие обиды исходят из злонамеренности обидчика или из игнорировании базовых потребностей. Обижаемый, оскорбляемый, оставленный воспринимается как неодушевленный объект. Очевидным преступлением является продленное преднамеренное насилие над ребенком, убивающим душу. Нечто, что вызывает у ребенка чувство полной безнадежности и ужаса. Нечто, что никогда не должно происходить c ребенком, по крайней мере в нашей культуре.

В Африке может, у других народов может, в историческом прошлом может, но не сегодня и не у нас. И все же нечто травматичное, вызывающее гнев и отторжение происходит и вызывает защитное расщепления психики. Все сильные чувства остаются в недоступном месте; вытесняются, отщепляются, смещаются с адресата на другие объекты, трансформируются. Психика обязательно что-то должна сделать с сильными невыносимыми чувствами. Так, например человек становится зоозащитником, оберегает и выхаживает животных, пострадавших от двуногих садистов. Но при этом связать чувства сильнейшей боли и гнева, испытываемые при виде пострадавших животных со своей матерью он не может. И лишь возвращение и проживание чувств возвращает разрушенное доверие и помогает произойти прощению. Таково одно из условий, но не гарантия прощения.


О прощении настоящем и фиктивном

Не будем брать простые случаи, когда надо простить кого-то на работе или среди приятелей. Для таких извинительных и эпизодических проступков достаточно обычных извинений. Возьмем сразу примеры "преступлений", в которых очевидно присутствует тень зла со стороны тех, кто должны были оберегать и заботиться. Даже если вместо этого они отвергали, предавали, бросали, насиловали, вырастая человек вроде как уже и должен говорить, что все прошлое прощено, а сегодня отношения ровные. Но так выглядит фиктивное кажущееся прощение - не жарко, не холодно, не прохладно и не тепло. Функция настоящего прощения в том, чтобы сохранить добрые доверительные отношения, но при фиктивном прощении не происходит ни того, ни другого. Из отношений уходит доверие и близость, Другой становится Чужим. Зато есть вытесненная агрессия и подавленная ненависть при том, что речь идет о родных людях.

Одна из проблем прощения в том, что чаще всего мы имеем дело с прерванным и незавершенным прощением. Мы преждевременно принимаем промежуточный итог за полное завершение и внушаем себе, что прощение состоялось. В этом случае прощение фиктивно, не затрагивает всей глубины чувств и не выполняет главной миссии освобождения отношений от обиды и злобы. Более того, оно ведет к дьявольскому расщеплению когда низшее выдается за высшее и препятствует соединению верха и низа2.

Настоящим прощение становится, когда удается преодолеть детскую зависимость и исправить детское восприятие мира. Например, человек понимает, что его детские страдания были связаны с обстоятельствами, независимыми от родителей — безденежье, необходимость работать в ущерб заботе, голод, война, болезнь или преждевременная смерть родителя. Видя эту реальность взрослый человек переосмысляет контекст своей травмы. И тогда выживший и повзрослевший говорит как тот Иов своему отцу Аврааму: «Отец, я без претензий, ведь это Бог сказал тебе принести меня в жертву. Любой поступил бы так на твоем месте. Я тоже убью тебя, если этого пожелает наш Бог». Важно понимать контекст и не воспринимать действия другого, даже если они причиняли боль, как нападение на себя.

Детские ожидания от родителей бесконечны, а возможности родителей ограничены. Все родители периодически обижают детей и вызывают у них слезы, но эти обиды из разряда болезней роста. Они требуют не прощения, а всего лишь извинения. На следующий день, через месяц или вырастая, дети снимают вину с родителей - извиняют их, если те извинялись перед ребенком и научили его этому. Сложнее с прощением, которое необходимо в тех случаях, когда невозможно извинить и оправдать

Так, например, мать из африканского племени ведет 3-х летнюю дочь к знахарке, та лезвием отрезает ей клитор, а потом под отчаянный плачь ребенка сшивает половые губы. Ребенок испытывает ужас и не понимает почему мама крепко держит ее вместо того, чтобы спасти. Лишь повзрослев она поймет, что в их сообществе так поступали со всеми девочками, а женщина без такой "операции" никогда бы не вышла замуж. Она прощает свою мать, которая при той дикой с точки зрения европейца процедуре страдала вместе со своей дочерью за нее, за саму себя и за всех других женщин этого племени. Мать с дочерью едины и соединены чувством скорби и глубокой любви.

В нашей культуре полегче и, например, женщина рассказывают как она плакала, когда мама туго заплетала косы. И это тоже является предметом прощения, то есть, простительно.

Прощение всегда кстати. Человеку обиженному или преданному может казаться, что все давно прожито, он хочет жить настоящим, но не может. Раненной частью он остается в плену старой травмы, привязывает себя к прошлому и укрепляется в состоянии жертвы. Ему может казаться, что он погружен в новые отношения, хотя при этом не смыл с себя старую обиду, злобу и страх. Недоверчивость, закрытость для глубоких отношений, страх повторения предательств и новой боли, повторяющиеся новые обиды и предательства – все это следствия не случившегося когда-то прощения, которое было желаемым, но не случившимся.

Непрощение равно нанесению самому себе новых обид. Обиженный сохраняет связь с обидчиком на ментальном, эмоциональном, телесном и даже духовном уровнях. Для поддержания ощущения своей правоты он вынужден держать обидчика поблизости, поселяет его фантом в пространстве души и уже сам мучает себя – не может вырваться из заданного круга воспоминаний, ведет с ним внутренние диалоги, пугает себя будущим и обижается на безобидные слова других людей.

Обидел(ся), обидет(ся) – значит обидел себя сам. Об этом в «Братьях Карамазовых» от лица старца Зосима писал Достоевский:

«Лгущий самому себе прежде всех и обидеться может... знает сам это, а все таки самый первый обижается».

Фиктивное прощение связано с работой психологических защит. Обычный человек, если он не страдает вязкостью и застреванием через какое-то время вытесняет или отщепляет аффективное наполнение травмы, помнит о содеянном против него преступлении, но ничего не чувствует. Чтобы прийти к прощению нужно, чтобы человек смог вернуть свои чувства.

Чтобы я не плакала мама била меня, потому что я плакала оттого, что она бьет меня. Это было, когда мне было пять лет, а сегодня у нас с ней хорошие отношения, она меня любит и гордится мной.

Настоящее прощение весьма затруднительно и в том, случае когда виновник прячется в психологических защитах, уклоняясь от признания причиненного вред. В этом случае прощающий оказывается в роли детей героини Инны Чуриковой из фильма "Шырли-мырли" с ее пьяными просьбами о прощении: "Прости меня, Васенька, дуру грешную, прости Христа ради. И ты, Кешенька, прости, если можешь. Виноватая я перед вами, ой как я виноватая".


Кому и для чего нужно прощение?

Обиды могут исходить от малознакомых и совсем незнакомых людей. Но обиды, воспринимаемые как предательства исходят от тех, с кем состоишь в близких отношениях. По-настоящему могут ранить лишь те, кому доверяешь, уважаешь, отношения с кем считаются важными, на кого надеешься и от кого ждешь доброго отношения. Прощают или не прощают родителей, детей, мужей и жен, любовников, друзей, партнеров в делах.

Понятно, что первичные и самые сильные обиды связаны с детско-родительскими отношениями, в которых есть зависимость младшего от старшего или стареющего от молодого. Прощение или непрощение в этих отношениях имеет судьбоносную роль. Говоря о трудности прощения стоит подумать не является ли ваш обидчик персонифицикацией материнской, отцовской фигуры или какого-то другого близкого родственника. Обидчик, причинивший боль может быть воплощением и архетипической фигуры отца или матери и в таком случае прощение является прерогативой Гаагского Высшего суда, на который являются все души. Если преступления человека несут беду миллионам, то желать ему скорейшей смерти в религиозном смысле – это забота о его душе, которую можно предохранить от еще большего греха. Но мы можем быть захвачены злобой, забывая про божий суд и тогда лекарством является желание воздаяния и справедливого приговора от земного суда. "Бог простит, а я запомню" – вполне по-человечески и без самовозвеличивания. Вы не обязаны прощать всё и всех, поскольку есть ограничения душевных сил и бывает, что прощение возможно лишь как духовное событие.

Рассуждать о прощении бессмысленно когда дело касается извинительных проступков и малознакомых людей3. Прощение необходимо для расставания или изменения отношений с близкими. Прощая мы прощаемся с обидчиком и вытаскиваем себя из прошлого для будущей жизни и новых отношений. Прощение это душевная работа и освободительный процесс со своей кульминацией в виде полного прощения или же окончательного разрыва – «меня для тебя нет».

Пострадавший, обиженный и оскорбленный, преданный, обворованный находится в пассивном состоянии реципиента. Прощение же наступает из позиции донора, прощение дают от избытка, дарят как благодать. Иногда на это есть силы, иногда нет - "Если можешь ты прости меня пожалуйста, может быть и я тебя когда нибудь прощу" (Ю. Визбор).

Прощение необходимо ради самого свершения, и оно всегда благо. Прощение нужно пострадавшему, чтобы восстановить связи с собой через проживание чувств и продолжения полноценной жизни после нанесенной обиды. Прощение спасает пострадавшего от распространенной трагической ошибки: «я плохой и недостойный человек, потому что ко мне плохо отнеслись, со мной плохо обошлись». Прощение восстанавливает самооценку и простивший больше не чувствует себя ущербным.

Прощение требуется не только обиженному, но и желательно для обидчика как милость и проявление милосердия. При условии, что у обидчика сохраняется совесть, желание быть рядом и желание, чтобы его видели, несмотря на стыд. Потребность в прощении, без которого невозможно жить дальше мы видим в сцене встречи героя с матерью в "Калине Красной" В. Шукшина: "тварь я последняя, тварь подколодная, не могу я так жить, не могу больше, Господи, прости меня, Господи, если можешь!"

Но прощают не ради «дара прощении» и не ради обидчика. Прощение необходимо для восстановления мира – «прости меня ради Бога». Бывает и так, что прощение вовсе не требуется обидчику, он не страдает муками совести, ведет благополучную радостную жизнь и лично для него благо прощения избыточно. Тогда забота о его душе становится духовным подвигом, который за пределами обычной психологии.

Так или иначе прощение нужно не только виновному, покаявшемуся и просящему прощение, но и пострадавшему, чтобы оставаться в отношениях с обидчиком (матерью, отцом, женой, мужем, детьми) и самому иметь возможность жить дальше. Люди, пострадавшие от реального насилия желают услышать признание, снижающее тяжесть наказания и просьбу о прощении, но обычно слышат что-то другое. И фрустрация, испытываемая при этом лишний раз указывает на то, что человек хочет простить, хочет, чтобы ему помогли в этом, но по факту остается наедине со своими чувствами.

Почему еще так важно прощение?

Когда мы видим человека сумевшего простить, мы знаем, что он не будет травмировать других и позволит им жить своей жизнью. В отношениях он будет ориентироваться на чувства доверия, дружбы и любви. Его энергия будет направлена на текущую жизнь, его картина мира будет полна полутонов, ему проще будет смотреть с верой в будущее и он сможет в полной мере реализовывать свои дарования. У него будет много созидательной энергии.


Агрессия и благодать прощения

Даже если мы понимаем, что прощение не является оправданием, а является чем-то более высоким, не все, не всегда и не сейчас может быть прощенным. Для прощения нужны условия. Очевидно, что не бывает безгрешных, но отвратительно, когда в один ряд ставят насильника и жертву. Несмотря на их связь не должно быть нормализации преступлений. Жертва имеет право на защиту и легитимность защитной агрессии. Проблема, когда месть становится смыслом жизни, но также является проблемой и принуждение к прощению. Прощение не является обязательным4.

Если преступник не раскаивается помочь прощению может его убожество и сострадание к падению. Прощение становится возможным когда видишь своего обидчика в том состоянии, когда он не способен на раскаяние в силу его плачевного психологического и физического состояния. В этом случае к прощению ведет жалость. Она просыпается у милосердных людей которые видят убожество своего обидчика, его нищету, неустроенность, одиночество, болезнь, немощь, страдание или смерть. Если увиденное вызывает чувство жалости к нему, как к человеческому существу, хоть и неприятному тебе, но страдающему, то такая жалость становится одновременно и прощением. Как и любое прощение здесь требуется, чтобы запустился символический процесс, который связан с реальным событием, но являющийся чем-то большим, чем месть.

Взрослая женщина под шестьдесят лет, смогла простить своего насильника, надругавшегося над ней когда ей было девятнадцать, а ему около сорока. Достаточно оказалось прожить сцену, в которой ей открывает дверь одинокий дряхлый старик. Тот же механизм прощения запускается когда родители прощают плачущих детей, а дети престарелых немощных родителей. Прощение не знает границ и даже жертвы нацистских преступников и палачей прощали своих мучителей из милости к падшим. Так же как когда-то Серафим Саровский прощал крестьян, избивших его до полусмерти и просил о их помиловании. Все это про сверхъестественные драматические акты преступления и прощения.

Прощение становится возможным после того, как удается прожить свою зараженность злом и исчерпать энергию агрессии. Для нас естественно, чтобы предателя настигла справедливая кара, естественно отомстить, чтобы восстановился существовавший прежде порядок, чтобы пострадавший вернулся в свои границы и снова почувствовал себя живым. Об этом фильм «Ворошиловский стрелок», где дед мстит за поруганную честь внучки и тем самым спасает ее от самоистязания. Для людей, которые верят в карму, наказание за грехи не просто естественно, но и неизбежно, действует как неумолимый закон. Миролюбивые народы возлагают исполнение кармы на богов и судьбу, воинственные считают, что нужен поступок и объявляют кровную месть.

Естественное соединяется со сверхъестественным, но в любом случае мы имеем дело с ответной агрессией, неизбежной в случае совершения против тебя преступления. Она должна быть выражена в действии или получить какое-то мыслимое и словесное выражение. Это могут быть слова сказанные кому-то вслух или произнесенные во внутреннем диалоге. И только потом, если придет чувство успокоения, наступает ощущение, что ты возвращаешься к жизни. И уже тогда мы можем сказать о прощении. Без того, чтобы прожить агрессию простить невозможно, но есть разные степени и формы ее выражения. Варианты выражения зависят от воспитанности чувств и рассудочности человека, то есть, от качеств сознательного Я. Прощение идет от Самости, но проходит через эго, пораженное злом.

Благодать прощения нисходит сверху вниз. Она иррациональна, нелогична и не имеет оснований в чувстве справедливости. Прощающий отказывается от мести сейчас и в будущем не потому что он умен, силен и благороден, а потому, что открывается чему-то большему, чем он сам. В этом смысле прощение сверхъестественно, прощающий никогда не сможет рационально объяснить через то или иное «потому что». Прощение приходит вопреки, нисходит извне свыше как дар и наступает «несмотря на».

Приняв дар прощения, мы можем передать его обидчику. И это не собственное великодушие, которое может быть явлено от нарциссического самовозвеличивания, а духовное явление. Иногда он приходит от многолетней духовной работы, а иногда возникает как вспышка и наполнение светом. Конечно, для этого нужна некая изначальная вера, что этот свет где-то есть и он рождает милосердие самой высокой пробы.


Прощение как любовь, только больше

Любовь зла - насильников и негодяев любят так же как и добропорядочных, а то и больше. Важны не человеческие качества, а то, что обидчики остаются рядом и не бросают. У Д. Дефо на необитаемом острове и людоед лучший друг Робинзона. Опасность, исходящая от злодея переживается проще, чем одиночество и от страха одиночества рождается любовь, обеляющая злодея. Прощение так же, как и любовь соединяет, но при этом есть полное понимание того, кто есть кто. Прощение предполагает ясность и является более зрелым движением души.

Более того, без прощения невозможно представить настоящей любви. Как и любовь прощение безрассудно – безоговорочно, безусловно и безвозмездно. Мы не говорим «я буду любить тебя если…», мы не ждем благодарности и признательности. Приятно любить детей, родителей и родину, но прощение это особенная любовь к людям, знакомых с грехом и причиняющим другим людям боль.

Если любовь соединяет с человеком, который в наших глазах является лучшим, близким, желанным, то прощая, мы сохраняем отношения с человеком испорченным, испуганным, запутавшимся, слабым, потенциально опасным, причинившим вред и вызывающим злобу. Более долгий путь прощения проводит через теневые аспекты жизни знакомит с собой, с другими и с человеческой природой во всем ее объеме.

Прощение близко к любви по качеству переживания, но в отличие от любви, идущей от сердца к сердцу коротким замыканием, прощение идет окольным путем преодолевая злость. Прощение это любовь, которой противодействуют другие чувства, прощение это любовь к человеку, который не достоин любви. Прощение и любовь идут от великодушия, любовь дарит и делает богаче, а прощение списывает долги и направлено на отказ от права требовать компенсаций.

Для тех, кого прощают прощение также больше, чем любовь. Освобождение от долга важнее очередного подарка и вытаскивает из долговой ямы. Освобождение из заключения переживается сильнее, чем привычная свобода. Позитивные установки более хрупки и меньше укоренены в нашу жизнь, чем негатив. Лишь принимая негативное мы можем сполна насладиться переживанием позитивного. Встреча после долгой разлуки и одиночества всегда ярче, чем утренняя встреча на кухне. Переживание в свой адрес любви после того, как потерял на нее надежду большее благо, чем ожидаемая привычная любовь.

Одно из самых востребованных медикаментозных средств в мире – это обезболивающие. Прекращение боли – это наслаждение, с которым мало что может сравниться из привычных удовольствий. Удовольствия лишь отвлекают от боли в то время как прощение освобождает от нее. Выздоровевший после долгой болезни более счастлив, чем здоровый.


Прощение себя

Мы можем оказаться в ситуации когда человек, совершивший проступок и человек от этого страдающий и кающийся – это один и тот же человек. Если есть собственная реальная вина и мучают угрызения совести, то мы имеем ввиду человека, который не на показ, а в одиночестве ведет сам с собой непрестанный диалог и погружается в ад собственных бесплодных сожалений. Сам преследует, сам нападает, сам наказывает себя и никто не может остановить его в этом.

Адское означает отделённое, замкнутое на себе самом и невозможность говорить с кем-то. В действительности человек ведет не диалог, а монолог, а для того, чтобы простить себя нужен Другой. Этому служат религиозные исповеди и покаяния, а в последнее время еще и разговоры в кабинетах психологов. Можно принести покаяние и близкому человеку, но в силу его вовлеченности в ситуацию результат непредсказуем. Есть страх, что он поступит как следователь, получивший признательные показания. И все же самопрощение невозможно без Другого. Мы нуждаемся, чтобы кто-то, видя наши проступки и грехи, оставался к нам добр и показывал пример милосердия.

Прощение себя начинается с подножия собственной горы чистилища, где уже появилось небо и есть ангелы. По мотивам "Божественной комедии" здесь вы обнаруживаете у себя на лбу семь букв "Г", означающие слово "грех" - грехи прошлого (в итальянском на языке оригинала P – "peccato"). Каждый переход на более высокий ярус сопровождается сотрясением всей горы, а одна из букв исчезает со лба. Так происходит процесс переоценки своей жизни или какого-то его периода, стыд и вина сменяются пониманием смысла произошедшего и рождает новая самооценка. Каждый новый ярус горы – это возможность открыть новый период своей жизни и увидеть новый мир, сохраняя память о прошлом, о тех, с кем был. Этот подъем – это также открытие перспективы будущего.

Опыт самопрощения нужен для прощения другого. Сначала сам проходишь путь из своего ада страстей, любви к состоянию жертвы, уходишь от обид, аутоагрессии, самообманов и предательства себя и только потом можешь пройти этот путь со своим обидчиком, который проявлял насилие, обманывал и предавал. Сначала милосердие к себе, потом к другому - прости ближнего своего как самого себя. Сдвиг сознания, возникающий в результате самопрощения оказывает влияние и на других. Так, например, неожиданно может позвонить человек, с которым когда-то были сложные отношения и вы не виделись много лет. Как будто между вами рухнула непреодолимая раньше преграда.

В прощении самого себя, как в любом другом значимом психологическом акте важен трансформационный образ и его контуры заданы многочисленными художниками интерпретаторами карт Таро. На многих картах Суд в нижней части мы увидим мужскую и женскую фигуры и между ними ребенка. Эта пара взрослых важна как отображения отцовской и материнской фигуры или как мужского и женского принципов, но особенно важен образ ребенка. Невозможно простить себя или другого человека если мы не увидим этого ребенка в центре земной части карты и не найдем связь со своим детским. В посттравматическом состоянии он спрятан, похоронен и сохраняется под землей как в утробе Матери земли или как в гробу. И здесь на карте Суд мы наконец то видим его воскресшим. Остается лишь вопрос чувствуешь ли ты его как что-то центральное в своей душе? Иногда свое детское состояние связано с отвержением, является средоточием боли и глубокой печали, ранней детской депрессии, иногда манифестация способности радоваться и доверять жизни. Здесь не стоит делить чувства на "хорошие" и "плохие", поскольку любое чувство, связанное со детской частью служит работе прощения себя и воскресению.

Значимым элементом прощения и воскресения являются руки у персонажей на карте Суд. Руки являются важной частью коммуникации между людьми и участвуют в актах получения, дарения, обращения с мольбой и прощения. Открытые руки, обращенные к небу показывают нам, что прощение - объединение состоялось, люди готовы к объятию. На других изображениях сцен прощения руки также играют большую роль и наряду с открытыми руками жестом прощения является прикосновение к голове. А на крайней правой из приведенных карт мы видим, что руки мужчины и женщины опущены к земле и детская часть лишь появляется над поверхностью могилы. Это один из этапов работы самопрощения.


Послание Станции

На данной Станции нужно сделать почти невозможное, а именно уйти от оценок с точки зрения справедливости, нравственности, гуманизма, какими бы важным не казались эти ориентиры. Здесь нужно учитывать, что поведением людей, также как и вашим собственным подчас управляют не высшие ценности, а страх, слабость, хитрость, желание власти, мести, алчность, вожделение и зло в чистом виде. Мы не можем просто проигнорировать эти факты, одевшись в одежды безгрешного праведника и вынуждены признать данность тьмы.

Работа прощения и прерывание эстафеты зла начинается со следующих тем и вопросов, с которыми можно обратиться к своей душе.

1. Мои первые обиды от значимых людей.
2. Что в их ранящих поступках все еще нуждается в прощении?
3. Восстановлены ли доверие и близость в отношениях?
4. Что препятствует прощению?
5. Прощение какого человека сделает меня свободным и способным строить новые отношения?
5, Вспомните главного на сегодняшний день обидчика и подумайте о том, в чем вы пытаетесь добиться возмездия, как планируете взять реванш или получить недополученное?

Здесь нужно остановиться, чтобы постараться принять, что отмщение или пустое, или даже помеха на вашем пути. Не важно, что сделали когда-то вам, важно, важно, что сделаете вы, с тем, что сделали с вами. Речь о вас – «какой мерой мерите, такой и вам отмерят»5.

Всему свое время. Есть время для зла, мести и наказания и можно было бы подумать, какой «казни» заслуживает обидчик, как далеко вы готовы пойти в его наказании? Но так же есть время и для прощения, для избавления из оков обиды, стыда и обязательств, которые вы сами накладываете на себя, вспоминая обидчика. Желание возмездия обязывает, поскольку направляет на мысли о компенсации нанесенного ущерба и триумфе. На реализацию этого плана уходит немало сил и времени. Прощение же освобождает от обязательств перед собой исполнить этот замысел и высвобождает силы.

Время жизни и количество энергии ограничены, нам требуются ресурсы для многих интересных и важных дел и потратить их на месть далеко не лучшее решение. Но и прощение требует ресурсы, и потому нужны определенные обстоятельства – помощь, побуждение и призыв к прощению извне.

6. Что может служить этим призывом?

На карте Суд в колодах Таро мы видим ангела, взывающего к возрождению звуком трубы, а также появление света, которого вполне достаточного для просветления и прощения6.

Прощение это процесс с подготовительной работой и кульминацией.

7. Подошли ли вы к началу этой работы, на каком этапе процесса находитесь?


Рекомендуемые фильмы:
Землетрясение (Китай, 2010).



1.
У этого д′Юрфе была благороднейшая внешность... Ко всем внешним достоинствам у маркиза присоединилось еще одно преимущество, которое - могу признаться в этом теперь - имело для нас, молодых женщин, не менее притягательную силу. Он был величайший в мире шалопай... (Толстой А.К. Избранное. Встреча через триста лет. 1986.- С. 248).

2.
Алехандро Тодоровский находит в Таро такую связь между картами Дьявол и Суд: "Вся энергия Таро сосредоточена в карте Суд... рождение сознания, обрамленное женским принципом слева и мужским принципом справа. Появление этого нового сознания объявляется трубящим Ангелом, который взывает к себе... Анима и анимус достигли мира через молитву. Они создали божественного андрогина, который подчиняется зову Высшего сознания в лице Ангела.
Это андрогинное существо выходит из глубин. Его тело светло-голубого цвета, что тут же отсылает нас к аркану Дьявол (XV). И если мы совместим две карты, то увидим, что ноги Дьявола полностью подходят к телу этого существа из Суда, в то время как тела чертят продолжают собой тела двух молящихся фигур. Еще одно совпадение мы видим в лицах двух главных героев: и Ангел и Дьявол выпячивают язык. Но один собрался играть на трубе, и его лицо пронизано мудростью и добротой. В то время как другой герой, Дьявол, высунул свой красный язык, чтобы продемонстрировать нам свою агрессию, хитрость и сарказм (Путь Таро, с. 246 - 247).

3.
Посторонних эта тема [прощения или непрощения] не касается. На посторонних злятся, ненавидят, обижаются, потом либо забывают, либо держатся подальше – словом, извлекают некий урок. Чтобы в душе возникли тяготы переживания непрощения, должны быть крепкие эмоциональные связи... Пользуясь терминами аналитических психологов, последователей К. Г. Юнга, непрощающий и непрощенный люди связаны силами Самости. И если нам утверждают, что простить не могут, а человек совсем не близкий, просто знакомый, то стоит разобраться – что на самом деле связывает обидчика и не прощающего? Отчего так много места в сердце занял этот непрощенный враг? Возможно, непрощающий бессознательно идентифицирован с ним, или завидует ему, или когда-то хотел быть ближе…. Или проецирует на этого постороннего обидчика кого-то, кто совсем близок, совсем рядом, но тоже не прощен (Власова Ю. О Прощении…).

4.
Прощение не предназначается ни для самодовольных, которые живут с чистой совестью, ни для нераскаянных виновных, которые не страдают бессонницей или плохим пищеварением. Когда виновный толст, упитан, преуспевает, обогатился за счет экономического чуда, прощение становится зловещей шуткой. Нет, не для этого создано прощение: прощение не для свиней обоего пола! Перед тем как завести речь о прощении, прежде всего нужно, чтобы виновный признал себя таковым, не оспаривая собственной вины, без защитительных речей или же же смягчающих обстоятельств и в особенности без обвинения собственных жертв. Это самое минимальное из условий! (Янкелевич В. Ирония. Прощение. - С. 291)

5.
"...ибо каким судом судите, таким и сами судимы будете, и какой мерой мерите, такою же отмерится вам. потому что Бог будет судить вас точно так, как вы судите других; и отмерено вам будет Богом соответственно тому, как вы отмеряете другим" (Мф 7:2).

6.
Карта Суд обращает внимание за пределы конкретных вещей и отношений на высший смысл происходящего с нами. Она учит оценивать свои и чужие поступки вне связи мое Я и другие люди с некой третьей позиции. Ее задает изображенный на карте ангел, функция которого пробудить к новому состоянию. Поэтому несмотря на название здесь не судят, а возрождают. Карта находится на вертикали где сверху вниз располагаются карты Влюбленные, Смерть и Суд, который мы читаем как возрождение. Таким образом, появляется следующая формула: Любовь + Смерть = Прощение.
Если подробнее, то жизнь предполагает, что мы любим, делаем выборы, теряем что-то привычное и важное, несем безвозвратные потери, умираем в своем прежнем состоянии и возрождаемся в новом качестве. Если мы не можем принять боль предательства и прожить свою маленькую смерть, мы не можем расти, пробуждаться и возрождаться. В этом смысле предательство, отверждение, оставленность столь же необходимы, как и любовь. Необходимы или неизбежны, здесь могут быть разногласия, но жизненные коллизии большинства, может и всех людей, показывают, что зачем то нам необходима именно такая последовательность событий.
Желательно лишь найти силы для проживания кризиса и Суд помогает нам не разрушиться и сохранить веру. Данная карта предпоследняя среди Больших арканов и предшествует карте Мир, завершающей определенный этап жизни. Таким образом, она является последней подготовкой и испытанием для принятия взаимосвязи всего со всем и тотальной целостности. Карта Мир предполагает, что мы увидели картину своей жизни целиком и как же это вышло? Карте Суд, как замечает Рейчел Поллак предшествуют Дьявол (тьма), Башня (молния), Звезда (звездный свет), Луна (лунный свет), Солнце (солнечный свет) и наконец свет духа карты Суд (Мудрость Таро, с. 275). Смысл данной карты представить результат эволюции света.



Иллюстрации к Станции Дар прощения на форуме Игры "Metropolis".