Психолог в Самаре
Онлайн консультации
Ул. Скляренко, 46
8(846) 205-51-51

Ложное Я и система гордости

В разговоре про идентичность, хотим затронуть еще две интересные и полезные для нас теоретические концепции. Первая – это концепция о так называемых Истинном и Ложном «Я». В настоящее время эта терминология используется рядом религиозных и философских текстов, а также в психиатрии, однако, мы намерены её применить лишь в значении, которое ей придавал Дональд Винникотт. Его заслуги не только в том, что он был очень проницательным и талантливым клиницистом, тонко чувствующим потребности ребёнка, но и в активной популяризации своих наблюдений с целью донести эти знания до родителей. Многие родители не понимают своих детей, боятся сделать ошибку, не доверяют себе, что неизменно сказывается на тактике их воспитания. Винникотт учил понимать младенца, доверять своей интуиции и знать о последствиях различных стилей воспитания.

Большим авторитетом среди психоаналитиков пользуется его концепция о существовании у людей системы Ложного «Я». Винникотт утверждает, что такая система закладывается в самом раннем младенчестве в результате характерных ошибок родителей во взаимодействии с ребёнком. Он описывает младенца как беспомощное, всецело зависимое от матери существо, для развития которого необходимы постоянное внимание и поддержка. Важнейшая функция матери, – уверен Винникотт, – понимать ранние ожидания и потребности младенца, и удовлетворять их в той мере, в какой младенец чувствует себя непринуждённо. (Автор использовал в своих работах оригинальный язык, стараясь подбирать максимально понятные и точные слова.) «В результате чего ребенок начинает просто быть, а не протестовать. В этот момент зарождается Истинное «Я». Истинному «Я» присуща непосредственность, которая присоединяется к событиям, происходящим в мире». Другими словами, можно сказать, что в таких благоприятных условиях младенец остаётся самим собой, развивая спонтанно свою врождённую одарённость. Истинное «Я» у данной личности всегда будет источником творческой активности в широком смысле этого слова, т.е. включая способности бескорыстно любить, дружить, генерировать идеи и т.д.

Однако в жизни часто бывает так, что младенец не получает «достаточно хорошей материнской заботы». «Недостаточно хорошая материнская забота» – это неспособность матери хорошо ощущать потребности своего ребёнка, и соответственно, удовлетворять их. Часто это – депрессивная мать, которой не до ребенка, так как она загружена своими проблемами и не может в необходимой мере заняться им. Тогда, полагает Винникотт, младенец пытается адаптироваться к этому факту и начинает вести себя в соответствии с тем, чего, как ему кажется, мать от него хочет добиться. В результате, не она, как следовало бы, приспосабливается к нему в этой паре, а ему, чтобы выжить, приходится приспосабливаться к ней. И тогда он не аутентичен – это и есть начало неподлинного развития. Таким образом у ребенка формируется так называемое Ложное «Я», стремящееся приспособиться к требованиям окружающих, с тем чтобы получить от них желаемое. Ложное «Я» с самого начала приспосабливается, подавляя собственную истинную спонтанность.

Для большей ясности ещё раз повторим основную идею. Когда мать не может достаточно хорошо подстроиться, младенец поддаётся соблазну уступить, и на требования окружения реагирует уступчивым Ложным «Я», оставляя впечатление согласия с ними. В результате, Ложное «Я» младенца устанавливает множество ложных отношений, и ребёнок может расти, чтобы быть таким же, как мать, сестра, тётя, брат, или кто-то ещё, кто в тот момент доминирует на сцене. Проблема только в том, что в то же время Истинное «Я» ребенка отступает на второй план и в конце концов от него отчуждается. «Истинное «Я», - пишет Винникотт, - не стало живой реальностью, кроме тех случаев, когда матери неоднократно удалось откликнуться на младенческие потребности». Однако неправильно понимать, будто Ложное «Я» - это враг Истинного. Ложное «Я» сформировалось вынужденно, как защита Истинного «Я» от уничтожения.

Автор классифицирует Ложное «Я»: от крайнего случая, где Ложное «Я» выдаёт себя за реальное, и именно о нём окружающие склонны думать, как о реальной личности, до случая здоровья, где Ложное «Я» представлено целостной системой вежливых и учтивых социальных отношений, так сказать «не раскрывающих сердце». В случае здоровья автор подчёркивает, что стремление занять своё место в обществе не может быть достигнуто или поддерживаться за счёт одного лишь Истинного «Я». «При здоровом образе жизни Истинному «Я» присущ аспект уступчивости; достижением является способность к компромиссу. Эквивалентом Ложного «Я» при нормальном развитии является формирование у ребенка социальных манер, - чего-то приспособительного. …В то же время, в здоровом варианте компромисс теряет силу, когда проблема становится радикальной».

Что касается случаев патологии, Винникотт отмечает, что Ложное «Я» может быть очень успешным, но при этом всю свою жизнь человек будет смутно чувствовать, что так и не начал своё существование и всё время ищет способ добраться до своей истинной сущности. «Однако в отношениях обыденной жизни, в рабочих отношениях и дружбе Ложное «Я» начинает сбоить. В тех ситуациях, где ожидается участие всей личности, Ложное «Я» обнаруживает существенную недостаточность. На этом полюсе скрывается Истинное «Я».

Винникотт говорит, что особая опасность возникает в результате нередкого союза интеллектуального подхода и Ложного «Я». При возникновении Ложного «Я» у человека, обладающего высоким интеллектуальным потенциалом, имеет место очень сильная тенденция к тому, что разум будет локализоваться в Ложном «Я», в результате чего появится диссоциация (разрыв) между интеллектуальной деятельностью и психосоматическим существованием. (У здорового человека разум не используется для избегания психосоматического существа. Также напомним, что избыточный вес относится к категории психосоматических заболеваний.)

К сожалению, представляется очевидным, широкое распространение проблемы Ложного «Я» среди населения в целом и среди наших пациентов в частности. Только в самое последнее время можно заметить наметившуюся тенденцию к более внимательному и уважительному отношению родителей к формирующейся личности ребенка, к изменению авторитарных стилей воспитания на менее подавляющие. Однако это только начало. Всё ещё очевидна сильная тревожность родителей в отношении последствий свободы самовыражения детей.

Думаем, проблема Ложного «Я» играет важную роль в вопросе недостатка мотивации для похудения. Исходя из вышесказанного ясно, что только Истинное «Я» обладает хорошим контактом с реальностью. Только оно, вследствие этого факта, может быть творческим и мобилизовать необходимую жизненную энергию, стимулирующую воображение, побеждающую инертность, а также страх перемен. Важнейшим проявлением сильного Истинного «Я» становится хорошее понимание человеком собственных желаний. Как мы уже знаем, отсутствие желаний (или, точнее, плохое их осознание) – негативный прогностический признак для эффективной работы по снижению веса. Существование явного Ложного «Я» приводит его обладателя к чувству нереальности или к ощущению своей бесполезности, что не способствует появлению надежды на позитивные жизненные перемены. Соответственно, настоящего желания измениться не возникает.

Константин, 35 лет, 124 кг. У меня иногда появляется такое ощущение, что как будто события в моей жизни происходят не со мной. Как будто я настоящий живёт где-то в другом месте, а здесь только моя телесная оболочка играет какие-то принятые социальные роли. Надо сказать, что это весьма неприятное ощущение, так как сопровождается чувством какой-то безжизненности, словно жизнь проходит мимо тебя.

Вторая концепция , которую нам хочется здесь обсудить, принадлежит известному неофрейдисту Карен Хорни. Уже к концу своей плодотворной карьеры она смогла сформулировать теорию центрального внутреннего конфликта. Конфликт этот разворачивается между так называемыми реальным и идеализированным «Я». Последнюю структуру автор назвала также системой гордости . (Идеализированное «Я» у Хорни напоминает, но не аналогично Ложному «Я» у Винникотта.) Проследим сначала историю формирования Идеализированного «Я», а затем рассмотрим его последствия.

Человеческий младенец рождается абсолютно естественным (подлинным) и спонтанным. Однако для того чтобы у него «родилась» личность, ему требуется общение с другими людьми: считается, что вне межличностного взаимодействия личность не формируется. Особенно значимы для ребёнка отношения с родителями и сиблингами (братьями и сёстрами), которые так в психоанализе и обозначаются – значимые другие. Если воспитание ребёнка правильное – внимательное к его нуждам, заботливое и уважительное, то его «Я» формируется уверенно, в соответствии с требованиями социума, но опираясь на врождённые психические особенности и развивая их. В результате устанавливается хорошо функционирующее реальное «Я», позволяющее человеку ощущать целостность своего существования, полноценность, удовлетворение от жизни и осмысленность.

Однако, согласно Хорни, в результате неправильного воспитания у человека часто утверждается система гордости, которая направляет его развитие по другому пути. Система гордости представляет собой невротическую систему бессознательных убеждений, которая обеспечивает индивиду непрестанное стремление к превосходству над окружающими путём бесконечных достижений, непосильных обязательств и требований к себе. (Здесь теория Хорни перекликается с теорией Альфреда Адлера.) Выполняя требования этой патологической структуры, человек всю жизнь пытается достичь некоего идеального состояния, которое единственное может поддержать его самоуважение – гордость. Согласно этому идеализированному представлению, индивид должен постоянно совершенствоваться, добиваться превосходства, славы и только таким образом может обеспечить себе признание. Одна беда, что требования, которые он предъявляет к себе, скорее всего, вообще невыполнимы, а претензии, которые он предъявляет к другим, не только имеют под собой весьма шаткие основания, но и попросту неосуществимы.

Валерия, 32 года, 86 кг. Я хочу добиться от своей жизни, чтобы она стала идеальной. Этого я хочу от своей работы, от своего ребёнка, от своего брака, мужа, соответственно. Такой проект очень труден для исполнения, но я с детства об этом страстно мечтала и добьюсь своего во чтобы-то ни стало. Конечно, работы на этом пути предстоит очень много, в основном потому, что остальные участники хотят прохалявить, т.е. не прикладывать много усилий. Но я – человек упрямый, и я их заставлю.

У этой пациентки идеальный образ, которого она намерена добиться, в определённой степени сознательный; бессознательными остаются причины такой мотивации и её последствия. В практической работе, однако, значительно чаще психотерапевты сталкиваются с совершенно неосознаваемой деятельностью Идеализированного «Я», и для пациентов эти находки являются большими откровением – инсайтом. Лечение в таких случаях предусматривает изменение данных патологических установок через осознание человеком их болезненного нереалистического характера и постепенное построение нового реалистического мировоззрения. Стоит ли говорить, что этот процесс потребует времени.

Хорни отмечала, что у пациента существует бессознательное убеждение о том, что конфликты с окружающими могут быть решены через самоидеализацию. Она пишет, что его идеализированный образ не только является основой для ложной веры в собственную ценность и значимость, но и оказывается чем-то вроде монстра Франкенштейна, в конце концов отбирающего все силы создателя. Так, он узурпирует стремление человека к развитию, к реализации своего потенциала. И это значит, что индивид теряет заинтересованность в работе над своими трудностями и их разрешением, в реализации своих задатков, поскольку все его силы направлены на актуализацию собственного идеализированного образа. Всё это влечет за собой не только патологическое стремление к господству через успех, могущество и триумф, но и образование деспотичной внутренней системы , при помощи которой он надеется превратить себя в богоподобное создание, что ведёт к появлению невротических претензий и гордыни.

Негативные психологические последствия, связанные с деятельностью такой системы гордости многочисленны и включают: (1) невозможность никогда достичь своего идеала, а значит, переживание фрустрации (крах надежд и мечтаний) и отчаяния; (2) расходование огромного количества энергии, психических и физических сил, на достижение желанного результата; (3) сокрушительное падение самооценки из-за невозможности оправдать собственные сокровенные ожидания; (4) абсолютная невозможность расслабиться и получить какое-то удовлетворение от жизни, так как это допустимо лишь при полном выполнении идеальных требований, хотя и тогда состояние расслабления не будет соответствовать критериям Идеализированного «Я»; (5) состояние хронической раздражительной депрессии; (6) конфликтные отношения с близкими людьми с тенденцией их обесценивания и разрыва связей; и другие.

Согласно Хорни, самоидеализация запускает процесс отчуждения от самого себя. Автор утверждает, что такие люди ненавидят и презирают себя с той же интенсивностью и с той же иррациональностью, с которой они себя идеализируют. Она пишет, что это два аспекта одного и того же процесса: «богоподобное существо не может не ненавидеть свою реальную сущность». Ненависть к себе направлена именно на реальное «Я», так как оно – настоящее, и ему чужда погоня за нереалистичными и бессмысленными идеалами.

Как мы уже писали, конфликт между реальным «Я» и системой гордости Хорни назвала центральным внутренним конфликтом. Это конфликт между конструктивными силами реального «Я» и обструктивными силами системы гордости, между здоровым развитием и стремлением в реальной жизни подтвердить совершенство идеального «Я». С этой точки зрения задачей психотерапии является помощь человеку в самореализации. Пациент должен осознать все аспекты своей системы гордости: своё стремление к славе, свои претензии, свои обязательства, свою гордость, свою ненависть к себе, своё отчуждение от «Я», а также специфическое решение и воздействие, которое все эти аспекты оказывают на человеческие взаимоотношения и способность человека к творческой деятельности.

Если у человека с избыточными килограммами присутствует активно функционирующая система гордости, то она может оказывать выраженное противодействие процессу снижения веса. Дело в том, что согласно своему идеализированному образу такие пациенты не могут позволить себе потерпеть поражение. Однако все знают, как трудно худеть, и об очень низкой эффективности попыток это сделать. Взяться за снижение веса – значит рискнуть с перспективой поставить под сомнение правильность представления о себе. Альфред Адлер, который, как вы помните, развивал теорию о возникновении невротического расстройства из стремления индивида преодолеть своё чувство неполноценности, говорил, что мысли пациента сконцентрированы не только на жадном преследовании бессмысленных побед, но прежде всего на стремлении оградить себя от новых неудач и испытаний судьбы. Его болезненные проявления делают это возможным, так как не позволяют вести активную жизнь. В нашем случае избыточный вес с сопутствующими телесными осложнениями также служит в качестве оправдания.

Светлана, 44 года, 96 кг. Мне нужен такой метод снижения веса, чтобы он давал стопроцентную гарантию результата. Напрягаться, портить себе здоровье, тратить время и немалые деньги без такой гарантии я не намерена. Если вы её не можете предоставить, то мне это неинтересно.

Резюмируя представленные две теоретические концепции можно предположить, что системы Ложного и Идеализированного «Я» играют немаловажную роль, как в наборе веса через заедание чувств тревоги, вины, стыда, злости и других, так и при попытках от него избавиться. Мы всегда должны помнить, что есть чёткое соответствие между чувством идентичности человека, его Истинным или Реальным «Я» и его настоящими желаниями. Как мы уже неоднократно обсуждали, без настоящего желания похудеть этот проект не будет действительно эффективным. Найти себя подлинного – большая, но самая главная для любого человека работа.