Психолог в Самаре
Онлайн консультации
Ул. Скляренко, 46
8(846) 205-51-51

Амбиции и пугающая привлекательность

В описанной выше истории о страхе перемен не прозвучала ещё одна важная проблема, появляющаяся во время снижения веса, а именно – проблема роста привлекательности. Можно себе представить, как у кого-то из читателей при этих словах удивлённо подпрыгнут брови, ведь достижение большей привлекательности наоборот является одной из популярнейших целей, стимулирующих старт похудения. Это, безусловно, так, но речь опять пойдёт об «оборотной стороне медали».

Человеческая привлекательность – как не покажется это странным – характеристика весьма непростая и неоднозначная. Являясь общепринятой ценностью и желанной целью обеих полов, она порождает у обладателя красоты и его окружения множество противоречивых чувств и желаний. Люди, расценивающие себя недостаточно привлекательными, переживают по этому поводу стыд, зависть, чувство вины, злость и тревогу, но и красавицы, кроме гордости, часто испытывают негативные эмоции: страхи насилия и потери привлекательности, тревогу за отношения, которые из-за зависти и ревности могут нарушиться, а также стыд и злость за оценивание окружающими своей внешности, и чувство вины перед менее удачливыми подругами. Знаменитые своей привлекательной внешностью актёры и актрисы, а также иные «секс-символы» хорошо знают другую сторону популярности.

Тем не менее, физическая привлекательность (а мы понимаем, что в этом случае говорим о сексуальной привлекательности) играет огромную роль в жизни человека. Выбор партнёров, влияние, которое оказывает внешность на окружающих людей, самооценка индивидов – вот лишь короткий перечень тем, обусловленных во многом нашим телесным образом. Если смотреть правде в глаза, то нужно признать, что значительная часть активности человека направлена на достижение благосклонности желаемых сексуальных объектов. Таким теоретическим отступлением мы хотим подчеркнуть очевидную идею, что большая или меньшая физическая привлекательность человека играет весьма существенную роль в его отношениях с другими людьми в общем, и с ближайшим окружением в частности. По сути, семейная, а особенно – супружеская, межличностная конфигурация отношений в немалой степени зависит от этого. Продолжив эту мысль, мы не можем не прийти к следующему выводу, что ухудшение или улучшение внешности члена семьи неизбежно вызывает некоторую трансформацию сложившейся системы. Например, не отразиться на отношениях мужа и жены такие перемены просто не могут. По определению.

Нет сомнений, что вы уже догадались, к чему мы ведём эти размышления. Снижение веса у полного человека неразрывно связано с ростом его привлекательности, а, следовательно, с перспективой, определенной коррекции близких отношений. Рост привлекательности закономерно влечет за собой рост амбиций постройневшего индивида, что стимулирует его к ревизии и пересмотру существующего положения дел в собственной жизни. С учётом сложившейся годами конфигурации отношений такая ситуация неминуемо вызовет некоторое напряжение между людьми, что может иметь различные последствия в зависимости от исходных условий. Условия эти предусматривают качество существующих отношений, а также уровень развития и степень самодостаточности партнёров. Данные факторы нужно иметь в виду при оценке психологических препятствий для сброса избыточных килограммов каким-либо членом микросоциума. Как вы понимаете, сказанное в особенности актуально для супругов.

Наталья, 35 лет, 140 кг. До того, как так сильно располнеть, все окружающие говорили, что я была очень красивая. Мальчики, а затем юноши буквально толпой ходили за мной. Я же была весьма романтической девушкой, сама легко влюблялась, и в 18 лет встретила свою настоящую любовь, без которой жить не смогла. Словом, мы поженились, и после непродолжительного периода я стала рожать детей: одного за другим, трёх очаровательных малышей. Мамой быть мне всегда нравилось, я с увлечением отдала себя семье, хоть и было порой очень тяжело.

Однако отношения с мужем через некоторое время, к сожалению, начали ухудшаться. Поначалу он тоже старался быть любящим и хорошим мужем и папой, но скоро быт начал его тяготить, и постепенно он отдалился. Может быть я поздно спохватилась, но когда поняла, старалась сделать всё, чтобы вернуть его интерес к нам, однако прошлой любви супруга разбудить не удалось. Я очень переживала, так как сама по-прежнему любила и была благодарна ему за наших детей, сильно располнела, но со временем устала бороться, прекратила бесплодные попытки и отдалилась сама.

С тех пор живём как соседи: отношения с мужем неплохие, даже дружеские, но былой близости нет и в помине. Разводиться мы никогда не думали, так как наши корни происходят из таких семей, где это категорически неприемлемо. Я думаю, что у мужа есть какая-то связь на стороне, но для меня самой такие отношения невозможны – даже представить себе не могу. Воспитание не позволяет. Словом, приходится терпеть – делать нечего. Нахожу отдушину в своих детях, только пугает немного, что они быстро вырастают и всё меньше нуждаются во мне. Но радости в этом всё равно больше.Давно уже хочу сбросить свой лишний вес, но никак не получается: мешает моя тяга к мучному и сладкому. Диету больше недели выдержать не могу. Пришла, чтобы вы научили меня похудеть без диеты.

Резюмируем основные идеи этой истории. Переставший быть счастливым брак, но стойкое неприятие-предубеждение против развода, а соответственно, пассивность в отношении выстраивания своей любовной жизни. Игнорирование пациенткой собственных потребностей, сомнения в личных перспективах при понятном страхе за будущее, и одновременная стойкая невозможность сбросить лишний вес. При этом, внешние данные у пациентки действительно незаурядные: сбросив вес она объективно станет настоящей красавицей. Интеллектуальный уровень тоже довольно высокий, так что найти новую хорошую партию при желании ей вряд ли бы составило большого труда. Но вот желания-то как будто и нет. Хотя мы помним из истории, что пациентка – натура романтическая и обладающая большой способностью любить.

Мы думаем, что с учетом предыдущих умозаключений у нас не должно появиться особых трудностей в логическом увязывании этих фактов. Простое фантазирование о том, что с ней произойдёт, когда она вновь обретёт свою былую красоту, позволяет уверенно предполагать быструю актуализацию её любовных потребностей при явном росте мужского внимания и с непредсказуемыми последствиями. А, скорее всего, с предсказуемыми. Рост амбиций неизбежно вызовет у этой женщины вопросы о реализации её женской сущности и острую боль от осознания перспектив продолжения существующих отношений. Большой лишний вес бессознательно сдерживает её от решительных – пугающих, но необходимых, – действий.

Обсуждаемая здесь тема – частое предпочтение удовлетворения потребности в безопасности в ущерб риску, но и возможности стать более счастливым, – встречается в различных вариациях. Страх перемен распространяется на любовные и сексуальные связи, на детско-родительские отношения, взаимодействие с другими родственниками и друзьями, сферы профессиональных интересов, досуга, удовольствий и другие. Например, полный человек терпит плохие – патологически зависимые – любовные или сексуальные отношения из-за страха одиночества и боится, что похудение их разрушит. Или молодая девушка не может снизить вес из-за страха взросления и сексуальных отношений с перспективой замужества и ухода из привычного и комфортного отчего дома. Или молодая бабушка бессознательно боится хорошеть, ведь повышение самоуважения может разбудить её желание больше времени уделять себе и своим интересам, чем внукам. Или женщина легко поддаётся уговорам родственников и подруг не худеть, ссылающихся на якобы косметологические проблемы или потерю индивидуального шарма, на самом же деле не желая вступать с ними в конкуренцию. Или за невозможностью сбросить лишние килограммы стоит страх роста амбиций с осознанием неудовлетворенности профессией или должностью, недостаточности или не качественности досуга, других, скрытых за низкой самооценкой, вопросов.

Татьяна, 43 года, 117 кг. Работаю в торговле, что мне уже давно не нравится. Однако жизнь распорядилась так, что рассматриваемая когда-то, как временная, работа превратилась в постоянную. Вообще-то, я по образованию учитель, и преподавать в школе у меня получалось, но после переезда пришлось деньги зарабатывать, а учителям тогда практически не платили. Думала, сейчас адаптируемся, решим острые финансовые вопросы, и я вернусь в школу. Но время шло, одно цеплялось за другое, и я всё откладывала. А теперь уже поздно: квалификацию потеряла, в школе программа изменилась, меня уже никто учителем не возьмёт. Такие дела и поддерживают мою депрессию, ведь не о такой карьере я в молодости мечтала.Никак не могу сбросить вес – силы воли не хватает.

Нам кажется, инерцию пациентки больше формирует страх перемен, чем реальные препятствия. Вынужденный переезд из бывшей союзной республики с большими материальными и огромными эмоциональными затратами дался очень тяжело и чрезвычайно усилил этот страх. Судя по всему, у значительного числа людей потребность в безопасности склонна подавлять нарциссическую потребность в самоуважении, которая может быть лучше удовлетворена по мере снижения лишнего веса. Однако возрастающая самооценка часто неожиданно, но вполне закономерно, приводит пациентов к внеплановой ревизии своих сложившихся разнообразных взаимоотношений с миром. Эти открытия могут быть весьма неприятными, даже – пугающими, что с большой вероятностью интуитивно предполагается многими полными людьми задолго до активных действий по снижению веса, которых в результате может так и не наступить.

Как пишет Джозеф Вайсс, человек, регулируя свою бессознательную психическую жизнь, особенно стремится к безопасности. Однако в процессе развития у него могут формироваться определённые патогенные убеждения, и в соответствии с опасностью, которую они порождают, осуществляется вытеснение и подавление того или иного психического материала. В том числе вытесняются цели, которые, как он верит, чреваты опасностью, и тогда подавляется деятельность, направленная на достижение таких целей. В разрушении таких ригидных патологических убеждений Вайсс и видит значение психотерапии.

Рассмотрим ещё три клинические иллюстрации, демонстрирующие важные стороны проблемы роста амбиций.

Клавдия, 53 года, 108 кг. Давно уже хотела к вам прийти, но муж всегда был против. Говорил, что всё это «дурь», что, если действительно хочешь, то сама должна взять себя в руки и т.д. А у меня не получается самой, тем более, что все говорят про похудение по-разному. Да, и кушать всё-таки хочется.

Дочь меня поддерживает в моём желании похудеть, говорит: «Иди-иди. Тебя научат», а муж запрещает. Вообще-то он меня давно уже не понимает, даже не выслушивает, а только злится и обвиняет во всём. Когда-то добивался меня, я красивой была, и в женихах недостатка не было, но со временем изменился и ожиданий моих не оправдал. Но не разводиться же теперь: где-лучше-то найдешь? Пришла худеть без его одобрения; муж не знает. Хочу привести себя в порядок: и здоровье поддержать, и внешне соответствовать.

Распространённая история, встречающаяся в различных модификациях: разочаровавший муж, неудовлетворяющий потребности супруги, противится её снижению веса. Принять аргументы мужчины с рациональной точки зрения не получается: всё-таки вопросы телесного и психологического здоровья, а «эффективность» самолечения общеизвестна. А вот понять логику, которая объясняет, что с ростом привлекательности жены вырастут её амбиции и требования к нему самому, очень даже можно. Как и понять тревогу о последствиях таких событий. В очередной раз подчеркнём, что происходит это практически неосознанно, на сознательном уровне жена уже сильно обесценена, но попытки понять противодействие мужчины приводят именно к такой тревоге, пусть и скрывающейся за жадностью по поводу денег на лечение.

Тамара, 47 лет, 98 кг. Уже 5 лет у нас с мужем нет секса – у него проблемы с потенцией. Я вроде бы сочувствую ему, но самой всё равно обидно, ведь я любила сексом заниматься. Никак не могу сбросить свой вес, наверное, потому что заедаю отсутствие удовольствий.

Гипотеза пациентки имеет право на существование, но, возможно, есть и другой фактор: обретённая стройность женщины (читай – возросшая привлекательность) поднимет сексуальный вопрос с новой силой. Если, конечно, потенция мужа в связи с открывшимися обстоятельствами не пробудится.

Александра, 22 года, 79 кг. Муж работает охранником, его всё устраивает, и учиться дальше он не желает. А мне не хочется всю жизнь продавцом работать, я бы пошла поучилась на дизайнера, мне это очень нравится. Однако муж как-то не сильно моё стремление поддерживает: вроде бы и не говорит прямо, что категорически против, но реагирует так, что ясно – не одобряет. Почему? Мне непонятно. Если речь о деньгах – можно совмещать с работой, если о времени – для него я всегда время найду. Хочу привести себя в порядок: вес – большой, а я ведь ещё совсем молодая. Но почему-то не получается у меня никак похудеть: вроде бы берусь, но быстро бросаю. То в гости позовут, то «на шашлыки» поедем, то муж пива домой принесёт и просит ему компанию составить, а я боюсь его отказом обидеть. Всё время что-то мешает.

Как показывает практический опыт, невозможность последовательно и терпеливо выполнять нехитрые диетологические рекомендации обусловлена выраженной противоречивостью мотивации к похудению. Вполне вероятно, что в описанном случае молодая женщина просто боится сбрасывать вес, дабы избежать конфликта с мужем. Из рассказа можно предполагать, что последний весьма чувствительно относится к сложившейся в семье расстановке сил и стремиться сохранить существующее равновесие. За боязнью пациентки худеть, по всей видимости, скрывается её нежелание невольно принизить таким образом супруга (как и получением высшего образования) с вероятностью потерять его, в буквальном или психическом смысле.

Конечно, мы далеки от мысли возлагать всю ответственность исключительно на близких. Собственно, вообще никого винить не стоит: просто у каждого свои, в том числе неосознанные, интересы. Достаточно их понимать, и тогда поиск компромиссов будет легче. Огромную роль в рассматриваемом торможении играет сильная неуверенность самих пациентов в возможности позитивных жизненных перемен. Скорее всего, базовое доверие к миру, его надёжности и безопасности, в какой-то неблагоприятный период времени у них было сильно подорвано, после чего жизненные приоритеты изменились: безусловное преимущество стали получать действия, снижающие тревогу, а не наоборот. (Как вы понимаете, снижение веса, по крайней мере на первоначальном этапе, повышает уровень бессознательной тревоги, обусловленной процессом происходящих изменений.) Уже описанная детская предрасположенность к выраженному переживанию небезопасности при попытках развиваться стала существенным образом сдерживать его дальнейший рост. В этой связи, взрослые устоявшиеся взаимоотношения таким человеком воспринимаются хоть и неудовлетворяющими, но в целом – терпимыми, а новые возможные отношения – пугающими, ведь вера в лучшее будущее у него отсутствует. Точнее, какая-то призрачная надежда есть, но план действий по ее реализации мыслительно не прорабатывается, что выявляет глубинную пессимистическую установку: «не надо ничего менять – будет только хуже». Подобное отсутствие веры в возможное лучшее будущее обусловлено переживанием мира как «ненадежного места». Именно таким образом можно представить явно недостаточное развитие своего личного потенциала большинством людей. Свобода предоставляет наилучшие возможности для личностного роста (поэтому она – сверхценность), но одновременно сильно повышает уровень тревоги.

Завершим главу цитированием юнгианского психоаналитика Марион Вудман. Она писала: «Женщина с ожирением переживает растерянность, вызванную противоречивыми требованиями. Одержимость весом защищает её от сознательного столкновения с противоположностями, - столкновения, являющегося единственным способом достигнуть целостности, о которой она так мечтает». В этой фразе говорится о конфликте потребностей и вторичных выгодах от болезни, к рассмотрению которых мы сейчас и переходим.


Из книги Евгения Яловега и Анны Яловега "Почему так трудно похудеть: в поисках утраченных желаний".