Аналитическая психология Юнгианский анализ
встречи он-лайн
Ул. Скляренко, 46
8 (917) 101-34-34

Большие и маленькие слова


"Пиши по-русски" (папа)

Игра в слова и психо-терапия

Один из уроков, полученных от отца был такой: «Если можешь сказать просто — говори просто», «если с этим значением есть русское слово, не используй иностранное». Так всегда было для него, а я в своей первой большой работе, написал столько иностранных слов, что сегодня самому нужен словарь для перевода. Представлялось когда-то, что чем больше иностранных слов будет использовано, тем умнее буду выглядеть.

Сегодня игра со словами стала самой жизнью и появилось больше ответственности в словах. Знать и говорить слова совсем не то, что польз-о-ваться ими. В без-умии тоже много слов и они увесистые — "не-на-Вижу", "при-Кончу", "#лядский Род", "у-Роды", "не-Люди", но говорящий их человек находится не в себе, не может учитывать вес, у-местность, свое-временность этих слов и они не приносят пользу.

Учителем русского языка также был иностранец — литовский психотерапевт А.Е. Алексейчик. Он писал, что есть Большие Слова, которые передают самую суть и идут они от самого корня: Мать, Отец, Дитя, Род, Родина, Отчизна, С-ума-сшествие, У-бежденность (быть у беды), У-веровать (быть с верой), До-верие (когда еще нет веры), Боль, Болезнь, Жалость, Без-жалостность, На-силие и многие другие. Каждое из этих слов как выражение реальности и целая история, помещенное в слово как в японский иероглиф.

Использование слов – символов это способность мышления и профессиональная практика, особенно если речь идет о практической психологии, где слова и язык являются главным инструментом описания реальности, понимания другого и у-словие близости.


По-дробности о терапии и у-словия

В терапии есть договор-ные рамки, в пределах которых мы взаимодействуем с другими — т.н. у-словия терапии. Не законы и правила поведения, а у-словия. С помощью слов мы договариваемся о том, что будет управлять нашими встречами — договор о времени и у-словия оплаты. И если у-словия соблюдаются, то терапия идет нужным темпом и в нужном направлении. У-словия не только задают рамки, но и расширяют пространства для жизни за пределами терапевтических сессий встреч. Есть еще этические нравственные нормы и нечто без-условное, что требуется от психолога и терапевта.

Проблемы, с которыми приходит человек связаны с тем, что он живет в маленьких и тесных для него пространствах. Человеку больно, он болеет в пространствах, когда его жизнь не влазит туда цел-иком и полно-стью. Жизнь в таких пространствах фрагментирована рас-кол-ота, раз-розн-ена, рас-сеяна и человек не принимает себя в целом. В маленьких пространствах люди говорят маленькими словами смол-токами (если по-мод-ничать). Маленьких слов требуется много, речь раз-дроб-лена, много-словна и по-верхностна. Там тоже свои у-словия жизни, но они маленькие, несущественные, не глубокие, то есть, без-основательные.

Когда мы встречаемся как два Чело-века и Лично-сти мы можем расширить пространства для жизни, можем стать стать путе-шественниками, пут-никами, пут-ними, странствуем и по-знаем большую Землю. Конечно, она и до нас была обет-ованной, просто для человека из маленького детского или урезанного пространства она была не познанной.


Куда ходим?

Пространства Привязанности:

Пространство Уязвимости и Страха; пространство Боли, Контроля и Границ; пространство Стыда; пространство Оснований.

Пространства Вовлеченности:

Детское место и Материнское пространство, Пространство Игры, Отцовское пространство, пространство Партнерства.

Пространства Активности:

Пространство Врага / Тени; пространство Инициативы; пространство Денег; пространство Власти; пространство Ценностей и Смысла; пространство Ответственности.

Пространства Совести:

Пространство С-лужения, Со-трудничества и Со-действия; пространство Со-ображения; пространство Со-временности; пространство Со-причастности, пространство Воскрес-ения; пространство Покоя.

Путешествуя по этим пространством вместе с психологом гидом с-путником, человек видит многообразие мира, в котором он был и не был. Начинается путе-шествие с детских пространств Уязвимости, Страха, Стыда в поиске новых Оснований для жизни. Дальше — больше. Пребывание в малых начальных пространствах имеет смысл для осуществления «малых дел» и «малых подвигов». К этому готов любой человек и то, что с большого расстояния кажется малым, для самого человека на данном этапе может быть самым важным и значительным.

Большой и сложный человек, вместивший в себя много противоречий и научившийся с ними быть, открывший новые смыслы для само-реализации будет нуждаться в больших пространствах. Принимая мир и себя в нем, осваивая роль творца своего мира человек становится Бог-атым.

Расширение границ мира помогает вырасти, стать взрослым и вос-питан-ным, полным и сильным, избавиться от жалоб, страхов, симптомов, устаревших привязанностей и зависимостей.

Расширяется не только пространство для жизни, но и границы времени. На встречах мы говорим о Детстве, Отрочестве, Зрелости, Старости, Смерти. И если находим нужные слова из всего их многообразия, то не только говорим, но прямо здесь В-месте проживаем связь времен, сшиваем прошлое, настоящее и будущее. Начинаем видеть смыслы того, что было и про-зре-ваем в будущее, которого пока нет под носом.


Со-словия

Чтобы укорениться в новой действительности мы определяемся к какому со-словию принадлежит человек, какие слова для него близкие, в каких словах он наиболее полно проявляет себя.

Социальное со-в-местное пространство выстроено по со-словному принципу. Землепашцу не уютно в строю воинов, ученому претит торговля, торговец не может сидеть один в кабинете, матери трудно почувствовать себя женщиной и она никудышный отец, отец не раскроет свою силу в роли матери без связи с сословием других мужчин и отцов и т.д. и т.п.

Переход из одного жизненного пространства в другое означает смену со-словия. Принадлежность к со-словию означает умение соблюдать у-словия пребывания в том или ином пространстве и границы возможностей — возможность рассказывать, спорить, настаивать, возвышаться, соглашаться, делиться. Со-словие, уровень компетенции способ-ности и наличие своего голоса напрямую связаны друг с другом. Со-словие определяется не одеждой, а принципами честным словом, честью. Честное слово мастера, торговца, воина, правителя делают их таковыми.

Открытость границ в пространствах можно сравнить с границами регионов на территории большой страны. При желании мы можем по-быть в Москве, и на Алтае, в Чечне и на Чукотке, но от этого не начнем жить как коренные жители этих мест. Смотреть можем, а у-частвовать — разделять их у-часть и блага нет.

Со-словие указывает на право человека принимать активное участие в жизни того или иного пространства. Для каждого со-словия свои занятия и своя «работа». В детском со-словии хорошо быть в родительском доме или на детских утренниках со сказками о победе добра над злом. Взрослым недостаточно видеть мир в черно-белых красках, детская сказка о борьбе добра со злом может превратиться в историю о «борьбе бобра с ослом» или в со-единение противоположностей, где добро и зло относительны. Для взрослых нужны новые смыслы, более сложные и мене одно-значные пьесы. Посещение утренника сохранит лишь смысл как забота о ком-то маленьком. Также и для ребенка посещение балета в Большом театре – это буфет с пирожными и при-сутствием рядом родителя. Без родителя там нечего делать.


Терапевтические подходы и проходы

Для участников жизненного путешествия нет в-рожденной и по-жизненной принадлежности к тому или иному со-словию. Никем не предопределено, все зависит от слов и есть лишь движение от маленьких слов к большим, от у-словий к у-Словиям жизни, от со-словий к со-Словиям, от малых возможностей к большим. И все это определяется словом, поскольку иного в нашей речи не существует, а психотерапия — это прежде всего речь. Другого человека и своя собственная.

В каждом терапевтическом подходе есть свой словарь, но если мы умеем переводить терапевтические словари с одного языка на другой, то поймем, что речь идет всегда об одном и том же. Главное, чтобы слова не мельчали, не теряли исходный смысл и звучание.

Постигая язык, на котором можно говорить с собой и другими, узнавая новые слова, делая их своими мы даем себе время, чтобы эти слова зазвучали из себя — от первого лица. Хороший бывалый психолог и терапевт это тот, кто бывал в разных пространствах, разговаривает на разных языках и при этом ценит родной язык, на котором написаны услышанные с детства народные сказки о пространствах. Он также знает сказки народов мира, которые рассказывают о том же, но по другому. И не пытается представить свой птичий профессиональный язык как сверх-ценность.

Не важно, что написано в его грамоте, главное, чтобы он мог различать маленькие и большие слова, у-местные и не у-местные, свое-временные и прежде-временные, мог слышать вне-временное и разговаривать о разном — о том, что сейчас важно клиенту.

Переход из одного пространства в другое, от одного со-словия к другому определен кон-текстом и со-ответ-ствием слов. Психологу, как и его клиенту, важно учиться отвечать не только телом, действиями и чувствами, но и словом. Словом правильнее, по-человечески. Нутром, шкурой, стоном и рычанием, своей жизнью могут отвечать и животные. И только человек на внешние и внутренние вызовы отвечает словом.