Психолог в Самаре
Онлайн консультации
Ул. Скляренко, 46
8(846) 205-51-51

Созависимость, теория сепарации и бюджетный вариант работы с проблемами раннего возраста

Созависимость, теория сепарации и бюджетный вариант работы с проблемами раннего возраста
Статьи / Эмоциональная зависимость
Созависимость теория сепарации и бюджетный вариант работы с проблемами раннего возраста

Согласно теории сепарации-индивидуации Маргарет Малер человеческое Я рождается из моря-океана бессознательного постепенно и поэтапно. Созависимость – жизнь через других и для других согласно данной теории будет следствием проблем в развитии ребенка до 2-х лет.

Ребенок вырастает, но не взрослеет и не становится по-взрослому самостоятельным. Его психика продолжает функционировать на детском уровне с опорой на внешнее окружение – родители, своя семья, коллектив, государство. При всех внешних атрибутах взрослости, человек остается ребенком с характерными детскими проблемами. Ему трудно сохранять автономность, быть собой и жить от первого лица.

Рассмотрим подробнее основные положения теории сепарации - индивидуации в связи с темой созависимости
В середине прошлого века Маргарет Малер с коллегами описали несколько фаз раннего детского развития. Каждая из них занимает определенный промежуток времени, в течение которого который происходит качественный скачок в психологическом развитии ребенка.

1. Аутистическая фаза с рождения до 2-х месяцев

Появившись на свет из чрева матери младенец остается в т.н. аутистическом коконе как биологическое существо с нулевой осознанностью и реагирует на окружающий мир для удовлетворения физиологических потребности в еде и сне. «Мой муж за последние 40 лет нисколько не изменился, так же хорошо кушает и спит» - не анекдот, а реальность аутистической фазы. Еще он хорошо кашляет, чихает, срыгивает и обладает кожной чувствительностью на тепло или холод. Его эмоциональная жизнь проявляется в криках и движениях.

Для такого человека он сам, его мать и окружающий мир слиты в едином восприятии. Уже работает хватательный рефлекс и все, до чего он может дотянуться, все, что ему позволят он тащит в рот, в живот, в дом, на банковский счет.

На этой стадии не сформированы объектные отношения и человек весьма смутно понимает разницу между собой, мамой и миром. Он не умеет строить отношения с другими, не понимает, что такое межличностные границы, где заканчивается он и где начинаются другие с их желаниями, мыслями и чувствами. Внешне это может выглядеть как асоциальное поведение, как неутоленная потребность в заботе или угодническая сверхзабота о других.

Осознавание своей отдельности переживается как состояние оставленности и ненужности, а неразличение Я от Не-Я как благо. Мы знакомы с этим уровнем переживания, ностальгируя и скучая о близких, жалея себя и других, испытывая голод, нуждаясь в заботе, радуясь благополучию и комфорту, даря подарки и оставляя часть себя в другом человеке, получая подарки, чувствуя себя принятыми и безусловно любимыми, переживая экстатические состояния. Это все оттуда - из райской фазы непроявленности своего сознания и последующего симбиотического периода.

2. Со 2-го по 4-5 месяцы идёт фаза симбиоза

Это время уходит на то, чтобы сформировался материнский объект. Младенец наделяет мать огромной ценностью, полностью зависит от нее и предан. Она условие его выживания. Мать превращается в главный объект любви, к которому обращено все внимание и чаяния: «дай, дай, дай», и с возрастом - «подай, принеси, обслужи, ах, ты не можешь, я никому здесь не нужен, горе мое бесконечно, злые люди, гребаный мир!»

Вставьте мне в сердечко звёздочку, звёздочку,
Вместо ушек вставьте ракушки, ракушки,
А заместо глазок - шарики, шарики,
Вместо брючек дайте штаники, штаники,
Положите меня в ясельки, в ясельки,
Чтобы я лежал бы в люлечке, в люлечке
И пускал из носа сопельки, сопельки,
Издая при этом вопельки, вопельки.
А потом постройте радугу, радугу,
Чтоб по ней бежали гномики, гномики
Чтобы в ней бы жили кошечки, кошечки,
И кормите меня с ложечки, с ложечки.
Но вы этого не можете, не можете.
Ну так что ж вы блядь меня не уничтожите?

(Шиш Брянский)

Младенец уже умеет улыбаться и тянуть ручки, зажимать пойманное в кулачок и эмоционально привязывается к Той, что дает и питает. Мать, видя улыбающегося младенца, испытывает умиление. Этот ребенок становится «ее ребенком» и и именно с этого возраста мы все так любим улыбки.

Взрослый созависимый на этом этапе развития не может питаться грудью и поэтому ищет другие материнские объекты: Мать Природа, Родина Мать, школа, альма-матер, фирма, госконтракты... Встречаясь с этим мы тоже улыбаемся и расслабляемся.

Призыв «Родина Мать зовет» времен Великой Отечественной рикошетом от взрослого эго попадает в психические структуры младенческого периода и поднимает миллионы на защиту Великой Матери. Мы хотим, чтобы мама жила, хотим улыбаться, а не плакать. Современные патриоты - наши, американские, автралийские… либо сами застряли в этой оптимистической улыбке архетипического симбиоза, либо цинично используют тех, кто залип в этой стадии развития. Алкоголики, пьющие на пенсию матери, потаторы – дегустаторы, получающие удовольствие от вкусовых ощущений, носители пивных животов – это мужчины, регулярно принимающие на грудь и регрессирующие в фазу симбиоза. Они не пьют, а едят алкоголь, без которого голодно, холодно и грустно. Женщины матери, кормящие мужей и детей до самой их пенсии – это женщины, которые не могут без кормления других, без того, чтобы наблюдать как кто-то гулит, улыбается, машет ручками и ножками рядом с ними.

Главное сохранить способность улыбаться, сохранять контакт глаза-в-глаза потому что без улыбки и поглощенности друг в друге мы проваливаемся в аутичное одиночество.

Для людей симбиотической ориентации написаны тысячи песен с теплыми и влажными симбиотически-созависимыми настроениями – «Нам не жить друг без друга», «Ты прими меня, такого, как есть, сердце чистое мое разгляди», «Я пойду за тобой, ты мне нужен любой», «Я буду жить для тебя, ты во мне»... Ребенок не разовьется должным образом без такого мощного материнского послания, но созависимость шагает через годы, она крепко привязана к телесному Я (другого пока нет) и становится отношениями между телами уже взрослых людей.

Далее следует самая важная фаза, знаменующаяся обретением и обогащением Я новыми образованиями, навыками и знаниями. В этот период формируется психика.

3. Собственно фаза сепарации и индивидуации по Маргарет Малер

Подфазы:

Дифференциация. В норме до 9 месяцев. Интерес младенца смещается на результат его действий. Он начинает интересоваться окружающим миром за пределами матери, но при этом остается в безопасном материнском пространстве.

В этот момент можно заметить, что ребенок то льнет к материнскому телу, то отстраняется от него. Он начинает по-разному ощущать свое и ее тело. Постепенно формируется образ собственного тела, создаются телесные и психологические границы.

Когда взрослый, проваливается в этот 9-и месячный возраст, он кажется вполне самостоятельным, рациональным и деятельным. У него уже есть телесная автономность, но при этом он нуждается в гарантиях безопасности.

Он задает вопросы, на которые любят отвечать стартаперы, консультанты и коучи: «что делать?», «как это получить?» Вы видели сотни заголовков статей («Шесть шагов к финансовой самостоятельности», «Семь способом обрести достаток», «Как справиться со страхом?», «Как похудеть с помощью психологии?» и пр.), которые востребованы у читателей 9-и месячного возраста.

Подфаза практики. До 15 месяцев. Ребенок воодушевлен своими способностями и достижениями. Он может поднять и кинуть мяч, может сам дойти до другой стены, может сломать или собрать игрушку, победить в соревновании, стать начальником, похудеть на 30 килограмм, купить машину, заработать первый миллион и пр.

На этой подфазе формируется интрапсихический образ матери и младенец начинает чувствовать себя значительно увереннее. Он уже может убегать от матери, играть с незнакомцами, заниматься с ними сексом, ходить на работу и пр.

При этом нуждается, чтобы дома его ждала мама, жена/муж, теплая ванна, вкусная еда и привычные тапочки. Если этого нет, то возникает фрустрация, разочарование, обида и безразличие. Безразличие к кормящему объекту сопровождается раздражением, ссорами и заканчивается уходом к другой более хорошей матери или более щедрому отцу – «я не люблю тебя как прежде», «наши отношения исчерпали себя».

Самое зрелое решение, которое может принять человек в этом условном 15-и месячном возрасте – это пойти на консультацию к психологу. И, возможно, у психолога получится стать достаточно хорошей и надежной матерью. При случае ей даже можно будет сказать, что она недостаточно внимательная и отзывчивая.

Главное не разрывать на этом этапе отношения, так как впереди ожидают более взрослые приключения и практики.

Репрошман (возвращение). Приблизительно до 2 лет.

Взрослый в состоянии такого ребенка приходит к осознанию того, что, несмотря на достижения и статусы, он не всесилен. Мир не прогибается под него и это открытие порождает ощущение беспомощности и покинутости («удача отвернулась от меня»). Там, где была надежда и ожидался успех, теперь ждет провал. Если помнить известное изречение о том, что «у успеха материнское лицо», можно понять суть происходящего.

Разочарование и одиночество взрослого человека в этом состоянии очень похожи на переживания, связанные с потерей защищающего материнского объекта в 2-х летнем возрасте – «мой ангел-хранитель покинул меня», «я вернулся, но меня никто не ждет». Но ведь говорили же: «не возвращайся туда, где когда-то было хорошо».

Репрошман это первый и очень важный этап знакомства со своей агрессией. В возрасте до 2-х лет ребенок делает первые попытки управлять своей агрессией, не разрушая свой маленький мир. Кто-то годам к 30-40 уже умеет делать это достаточно хорошо, кто-то еще продолжает учиться, а кто-то считает, что и так сойдет. Почти как в том наблюдении о том, что люди делятся на три категории: «Те, кто читал Достоевского, те, кто еще прочитает и те, кто никогда не будет этого делать».

Именно в этом раннем возрасте ребенок получает первую социальную прививку для управления фрустрациями и агрессией. У кого-то она способствует развитию иммунитета и терпимости, у кого-то возникает раздражение и отреагирование, у кого-то инкапсуляция агрессии и кисты. Иногда в буквальном смысле.

Многое зависит от концентрации болезнетворного насилия и зла в среде обитания. Также от навыков эмоциональной гигиены. У ребенка этих навыков еще нет и он может измазать своими какашками - эмоциональными отходами все, что угодно. Взрослые по идее уже должны уметь самостоятельно справляться со своей агрессией, быть чистоплотными и воспринимать агрессию в свой адрес от других людей, не впадая в отчаяние.

В детстве многое зависело от матери. Ребёнок, уходил от нее, чтобы подстроить весь мир под себя, потом понимал, что это невозможно и разочарованный возвращался к ней на коленки. Если мама относилась к его попыткам терпимо и поддерживающе, радовалась возвращению, могла успокоить и не выказывала триумфа от поражения, ребенок делал новые попытки, постепенно становился сильнее и набирался уверенности. И, в конце концов, чувствуя себя наполненным, уходил от нее во взрослую жизнь.

Эта игра из созависимого детского периода переходя во взрослый возраст разыгрывается с осложнениями и травматичными последствиями. Заболевание корью в 5 лет и в 20 это две большие разницы.

Как тот ребенок некий муж может уходить и возвращаться, созависимая мама – жена принимает, прощает, долюбливает пока наконец- то окрепший муж не уходит насовсем к более молодой. Возможно, теперь уже он будет готов долюбливать ту, которая, не исключено, если вдруг повзрослеет, уйдет от него, чтобы любить того, кого тоже когда-то недолюбили. Все это похоже на круговорот любви в природе, но в действительности это порочный круг созависимости с дефицитом и воровством любви.

Как выглядят события 2-х летнего возраста в исполнении взрослых мужчин и женщин?

Со мною вот что происходит:
совсем не та ко мне приходит,
мне руки на плечи кладёт
и у другой меня крадёт.
А той -
скажите, бога ради,
кому на плечи руки класть?
Та,
у которой я украден,
в отместку тоже станет красть.
Не сразу этим же ответит,
а будет жить с собой в борьбе
и неосознанно наметит
кого-то дальнего себе.
О, сколько
нервных
и недужных,
ненужных связей,
дружб ненужных!
Куда от этого я денусь?!
О, кто-нибудь,
приди,
нарушь
чужих людей соединённость
и разобщённость
близких душ!

(Е. Евтушенко)

Это уже полноценная психическая жизнь, правда, очень перегруженная созависимыми связями, характеризующаяся минимальной свободой, тоской, безутешностью и агрессией.

4. На пути к постоянству либидинозного объекта

Либидонозный объект на психоаналитическом языке или объект желаний на более простом русском – это то, что обладает для нас привлекательностью и вызывает влечение. Мы хотим это съесть, получить сексуальную разрядку или удовлетворение от контактов иного рода. На первичные влечения накладываются социальные запреты и, начиная с детского возраста, мы учимся решать конфликты между хочу и нельзя.

В это время развивается Эго, в психике создаются внутренние объекты близких людей, мы становимся стабильнее и отношения с другими становятся более прочными и зрелыми. Ребенок (или уже даже необязательно ребенок) обретает уверенность, что его хорошие отношения с близкими будут продолжаться, несмотря на недолгие разлуки или временные вспышки гнева. Человек обретает способность к саморефлексии, теперь у него есть то, что называется внутренним миром. Он не пуст и населен фигурами матери, отца и других значимых персонажей.

О роли отца М. Малер, конечно, тоже говорила

В возрасте 18 месяцев ребенок идентифицируется не только с матерью, но и с отцом. Именно отец помогает ребенку отлепиться от матери, отрегулировать свою агрессию, показывает своим примером, как можно ее сдерживать, переводить в другой вид деятельности и получать удовлетворение от жизни без горя и печали. Этот период проходит успешно, если отец не только доступен, но и вменяем. И, конечно, процесс осложняется, если мать остается единственной опорой и надёжой. С ней тесно и душно, но идти некуда.

Не лечение, а взросление

Если вы дошли до этого места, то осталось совсем немного усилий, чтобы понять, что созависимость это не болезнь, а такие отношения, которые мы наследуем из раннего детства. По-хорошему их надо оставить в прошлом вместе со своей детской кроваткой, одеждой, моделями поведения, самовосприятием, привычками, мотивами и пр.

Созависимые люди не больны и не нуждаются в лечении. Тем более, что и время не лечит от созависимости.

В той или иной степени мы все созависимы поскольку на телесном и эмоциональном уровне сохраняем детский опыт. Детские страхи, обиды, жалость, жадность, зависть, детские инфантильные защиты никуда не денутся, просто над этим уровнем психики как над фундаментом нужно построить дом, пригодный для взрослого проживания.

Помощь при созависимости – это не штукатурка или побелка фасада, а капитальный ремонт, который начинают с фундамента и сменой всех коммуникаций. Если это не сделать, не укрепить фундамент, не заделать проблемные места в основании психики, не установить новые связи, то по стенам пойдут трещины в виде болезней, разрушенных отношений и множества психологических проблем. Достижение зрелости требует инвестиций в себя и понимание, что в противном случае с годами проблемы созависимости будут становиться все более и более отчетливыми.

Дефекты в основании нового дома – на базовом уровне психики могут быть совсем незаметны, но со временем, обычно это к 40-45 годам их уже невозможно скрывать. Чтобы хватило сил на реконструкцию, желательно, чтобы анализ проблем и воссоздание психики начался в этом еще молодом по современным меркам возрасте.

Мы не выздоравливаем от созависомости, а вырастаем из нее. На это взросление требуются силы и время. Кому-то пара лет, кому-то 5-6.

Результаты и практика

Нами (автор совместно с д.психол. наук О.В. Лукьяновым) был разработан бюджетный вариант дистанционной групповой работы с созависимостью. В нем приняли участие порядка сорока человек, женщины в возрасте 30-50-и лет. Потребовалось три года интересной и насыщенной работы. Часть ожиданий оказались несбыточными, часть результатов превзошли ожидания. Все, кто завершил работу по результатам тестов значительно снизили градус созависимых отношений: стали меньше беспокоиться и тревожиться, обрели более зрелую автономность и восстановили самооценку.

Сегодня я предлагаю индивидуальный формат дистанционной работы в переписке с продуманным и проверенным алгоритмом. Технически это выглядит как прохождение терапевтических пространств (подробности здесь) и выполнение индивидуальных письменных заданий, в процессе которого требуется вспоминать, проживать, анализировать и задействовать творческие способности.

Оплата терапевтического путешествия может быть помесячной или каждые 10 дней. Вы каждый раз принимаете решение, насколько вам подходит данный формат работы, оцениваете наше взаимодействие и свои силы для перехода на следующий этап. В любом случае прохождение терапевтических пространств и этапов работы приносит свои несгораемые результаты. Вы лишь решаете, готовы ли идти дальше по пути самоисследования и психологического взросления.

Надо планировать, что работа займет от года до трех лет.

Для начала работы Вам необходимо написать на почту автору - dremov21@gmail.com. Потребуется также выйти на связь в Skype (FB, Viber) для личного знакомства.