Психолог в Самаре
Онлайн консультации
Ул. Скляренко, 46
8(846) 205-51-51

Человеческий детеныш и Божественный младенец


Если мы не учитываем символическую реальность мифа и теряем веру в чудесное, то становимся чрезмерно естественно-научны и перестаем учитывать собственно человеческое в нас – символическую природу языка, мышления и психики в целом. Если потерять  связь с Самостью (Божественный младенец как ее презентация) - с божественным ядром личности, то развитие человека сведется к физическому росту и социальной адаптации, к патогенезу, болезням и умиранию. Скукочища! Жизнь теряет смысл, теоретическая психология становится бездушной, а психологическая практика набором инструментов в руках мозгоправов. К счастью есть альтернатива и возможности говорить о полноте бытия в связи с мифологией.

Мы не знаем, откуда приходит в мир душа новорожденного. Момент зачатия и рождения младенца наряду с известными биологическими аспектами является также темой сказочных и мифологических повествований. Есть рассуждения о том, что младенец приходит в мир с памятью об опыте прошлых жизней, но чтобы настоящая жизнь началась с чистого лица воспоминания о прежних жизнях и странствии души стирается. В новой жизни мы должны погрузиться в миф и будучи в мифологическом пространстве воссоединиться с тем, что было до нашего рождения. Не только умершие древние, но и вполне современные космогонические и антропогонические мифы на свойственном им поэтически-символическом языке рассказывают о том, как произошел Мир, с чего начинается история человечества и твоя персональная жизнь. В последнем особенно преуспели психологи и психоаналитики, занимающиеся теориями раннего развития ребенка.

Нам близка юнгианская трактовка происхождения и трансформаций психики.

Младенец рождается не только мальчиком или девочкой с определенной физической конституцией, но и с психической конституцией, которая разовьется в личность с определенными чертами характера в зависимости от того, какие архетипы будут активированы. Эта «не научная» на первый взгляд теория К.Г. Юнга на самом деле ничем не отличается в своей научности от теории наследственности и передачи генетического материала от родителей к детям.

Если мы могли бы как тот человек, глядящий на фотографию младенца угадывать в нем черты родителей и предполагать, как он будет выглядеть взрослым, видеть еще и его психические задатки. Не могу сказать, что это можно сделать со всей определенностью, но попробовать можно. В каждом новорожденном уже есть векторы архетипического развития и, зная жизнь его предков, можно предположить какие архетипы активируются в его жизни и кем он сможет стать.

На консультации девушка психолог рассказала, что общаясь со своими маленькими клиентами, она видит их сущность – кто-то видится ей маленьким мудрецом, кто-то воином, кто-то одаренным особой способностью любить и пр. Она не делится своими видениями с родителями и коллегами, опасаясь, что этот ее дар будет расценен как ненормальность и она лишится работы. Между тем она рассказывала о том, что давно известно из мифологии, просто она может видеть это воочию.

Едва образ ребенка появляется в мифологии, как он тут же замещается образом бога. Маленький Гермес сразу же становится Гермесом, маленький Геракл овладевает своей физической мощью и доблестью. Но богатства жизни и значения в творящем чудо ребенке ничуть не меньше, чем в бородатом боге (Кереньи К. в книге Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов).

Подробности про место, время и действие, связанные с божественным младенцем.

О месте и времени.

Сакральное место, где призраки и ангелы не отбрасывают Теней. Оно не определимо географически, так как находится во внутреннем мире. Это место мертвых и перехода мертвых в мир живых. Говорят, что портал открывается в дни летнего и зимнего солнцестояния, но в самом этом месте нет времени, прошлое настоящее и будущее соединяются здесь в текущем моменте. В самой глубокой части этого места открывается  первозданный хаос, где нет ничего, что может быть названо и темнота темнее темного. Все на что хватало человеческого воображения это поместить в основание этого места черепаху – животное, известное в индусской, китайской и древнегреческой мифологии.

Это сакральное место материализуется в градостроении. Центр городов, начиная с древнеримских представлен т.н.mundus (этрусское - мир) - зданием, нижняя часть которого была посвящена духам предков с подземным хранилищем всего, что когда-либо рождалось. Если древнеримский пример обозначения центра покажется слишком далеким от нас, можно вспомнить мумифицированный труп вождя революции в центре столицы, символизирующий незыблемость рухнувшей, но возрождающейся советской империи. Или посмотреть на схему московского метро с кольцевыми и радиальными линиями, отходящими от центра.

Отсюда выходили все боги, полубоги, герои и мы (наша психика) вместе с ними. В мифологии это место связывают с пещерой в горе (материнская стихия Земли), с водоемами (женская стихия Воды) или в соединении обоих стихий как в мифе про Диониса-младенца, выброшенного на берег в сундуке вместе с мертвой матерью.

Отсюда трансгенерационная передача и наследственность родителей выходит в мир через рождение ребенка. 

Интерес ребенка к первосцене – «что там делали мама с папой, чтобы я родился»выходит за рамки взаимоотношений конкретной женщины и конкретного мужчины. Ребенка, подростка, да и взрослого человека интересует не секс родителей, а вопросы более масштабного порядка – что это за мир и как он сотворен, что было до меня и почему я теперь такой? История и антропология изучают этот вопрос по костным останкам и следам хозяйственной деятельности человека, мифология придает смысл историческому процессу, а человек, ищущий ответы создает умпостигаемую картину своего рождения в психическом пространстве.

Мифы и история религий несут в себе информацию о том, что младенец близок к богам, а К.Г. Юнг с последователями говорят об архетипе Божественного (Предвечного) младенца как предзаданности, с которой нам приходиться иметь дело даже если мы не осознаем ее объективную реальность. 

Во всей человеческой деятельности есть априорный факт, так называемая врожденная, досознательная и бессознательная индивидуальная структура души. Досознательная душа – например новорожденного младенца – отнюдь не пустой сосуд, который при благоприятных обстоятельствах может быть наполнен практически всем. Напротив, это чрезвычайно сложное и определенное индивидуальное бытие, которое кажется нам неопределенным только потому, что мы не можем наблюдать его непосредственно (К.Г. Юнг).

Наследственность родителей и всего рода уже отпечаталась в генах новорожденного и сформировала проект не только его будущей внешности, но и особенностей психики. С наследственностью мы получаем не только темперамент и грубый портрет будущей психики, но и архетипическую предзаданность личности - то, какие архетипы и когда будут активированы в жизни данного человека.

Самым первым активируется или не активируется архетип Божественного младенца (в момент зачатия, на каком-то месяце беременности?) Определенно, что само рождение связано с активацией этого архетипа, который сильнее всех рациональных доводов сознательного Я и планирования беременности. Кто-то рождается, чтобы жить несмотря ни на что, а кто-то умирает в младенчестве просто от того, что жизнь оставляет его.

Синдром внезапной детской смерти, СВДС (лат. mors subita infantum, англ. sudden infant death syndrome, SIDS) — внезапная смерть от остановки дыхания внешне здорового младенца или ребёнка до 1 года, при которой вскрытие не позволяет установить причину летального исхода.

В самое начало мы периодически возвращаемся в течение всей жизни в 15, 33, 51, 69 и кому повезет в 87 лет, чтобы произошел кардинальный апгрейд и начался новый виток жизни по спирали развития.  С указанными годами связана возможность смерти (реальной или символической), в результате которой происходит кардинальная трансформация личности с выходом на новый уровень.

Тогда я оставил все что имел, и взял с собой лишь мудрость. Я достиг крайнего предела себя, ожидая божественного каприза, универсальной энергии, таинственного ветра, который дует в сторону немыслимого. Я ждал то, что заставит меня вращаться так, что первый взрыв нового цикла зацветет в моем сердце.

Я очень хорошо понял, что все, что начинается закончится, и все, что заканчивается, имеет начало. Я узнал также, что все, что идет вверх, должно спуститься вниз, и что все, что идет вниз, потом пойдет вверх. Я узнал очень хорошо, что все, что циркулирует, будет застаиваться, и все, что застаивается, начнет циркулировать. Бедность становится богатством, и богатство бедностью. И я приглашаю вас спокойно переходить от одного одного изменения к другому, я приглашаю вас объединиться с колесом жизни, принимая изменения с терпением,покорностью и смирением до момента пробуждения Сознания. Тогда все, что есть человек, трансформируется как куколка, в некую ангельскую стадию, когда реальность перестает вращался вокруг своей оси, и когда она взлетает куда-то сознанию Творца (А. Ходоровский).

Вернемся к Божественному младенцу и древним мифам, в которых мы узнаем о связи человека и богов или иначе, о связи личности (Эго-комплекса) и Самости. А также о том, какие архетипы могут быть потенциально заложены и активированы в процессе развития. Об этом нам сообщают античные и другие мифы о богах-младенцах.

Конечно, мы не повторяем их биографии тем более, что у богов и нет никакой биографии в нашем линейном понимании - родился, вырос, женился, состарился. Мы идем предначертанными путями, заданными архетипами с именами богов из разных пантеонов. <

Мы вынашиваемы не только матерью, но и тем или иным архетипом - находимся в сфере его влияния.

Кто-то как младенец Дионис будет плыть по жизни как на дельфине с арфой в руках, кто-то уже с первых лет будет лучезарен, умен и точен, как будто наделен золотыми стрелами Аполлона, кто-то как крылатый Эрос будет игрив и легок, что бы ни происходило в его жизни.

Какая-то девочка уже в три года ничего не зная про фаллос Урана и рождение Афродиты захочет во что бы то ни стало быть красивой, нравиться, а достигнув нужно возраста вдохновлять героев на продолжение рода.

Другая девочка воплотит в себе черты богинь дочерей: независимой Артемиды, лидером команды женского баскетбола, блистательной Афиной – эффектной и эффективной на любом мужском поприще, украденной Аидом Персефоны – царицей мира мертвых в центральной городской библиотеке или женой криминального авторитета, собирающей антиквариат.

Или родится девочка Гера, чей талант в полной мере раскроется лишь в роли жены всеми почитаемого мужа, рядом с которым она будет тренировать осмотрительность, ревность и жестокость к соперницам.  Или родится та, чье призвание как у Деметры рожать, объединять вокруг себя и любить детей, мужей, дальних и близких родственников, пациентов, клиентов и пр. незнакомцев.

Какой-нибудь трехлетний малыш как тот Геракл задушит если не Немейского льва, то хомячка и это будет первый в его жизни подвиг.

А другой ребенок родится, чтобы взять на себя ответственность за иерархию и порядок в родительской семье. Как Зевс - «самый большой мальчик» среди богов младенцев, рожденный на горе Дикт, он будет обладать хорошей дикцией, станет большим человеком, превратится в диктатора и с высоты Олимпа будет диктовать правила своему окружению.

А может условия рождения и жизненные коллизии активируют архетип отцовства нижнего мира и ребенок вступит  на путь богов подземного мира - Аида, Гадеса, Ведиовиса (негативный аспект Юпитера). Таких же отцов как и Зевс, но представляющих темную безответственную сторону силы. <

И да, все эти предпосылки и дарования при внимательном взгляде на ребенка будут заметны еще до того, как ребенок пойдет в детский сад.

15.07.19