Аналитическая психология Юнгианский анализ
Ул. Скляренко, 46
8 (917) 101-34-34

Анимус

Юнг К.Г., Aion

... я соответствующим образом назвал фактор, отвечающий за создание проекций у женщин, словом "анимус", что означает "разум" или "дух". Анимус соотносится с отцовским Логосом, так же как анима - с материнским Эросом. Я, однако, не намерен давать этим двум интуитивным понятиям слишком уж специфические определения. Эрос и Логос я использую просто как вспомогательные понятия, позволяющие описать тот факт, что сознание женщины в большей мере характеризуется связующими свойствами Эроса, а не различением и познанием, ассоциирующимися с Логосом. У мужчин Эрос, то есть функция отношения, достигает меньшего развития, чем Логос. Напротив, для женщин Эрос - выражение их подлинной природы, тогда как их Логос зачастую представляет собой всего лишь досадную ошибку. Он порождает недоразумения, а исходящие от него интерпретации вызывают раздражение у друзей и родственников. Так происходит потому, что женский Логос составлен из мнений, заменяющих собою размышления; под мнениями я подразумеваю априорные предположения, претендующие на абсолютную истинность. Всем известно, что предположения такого рода могут быть невероятно раздражающими. Поскольку анимус -великий спорщик, его действия лучше всего наблюдать во время тех дискуссий, в которых обе стороны считают себя правыми. Мужчины также способны спорить очень по-женски, когда бывают одержимы анимой и превращаются, таким образом, в анимус своей собственной анимы. Проблема тогда становится предметом их личных обид и тщеславия (как если бы они были женщинами); для женщин же она становится вопросом силы - силы истины, справедливости или какого-нибудь "изма", поскольку об их тщеславии уже успел позаботиться парикмахер. В женской аргументации большую роль всегда играет "Отец" (то есть, сумма расхожих мнений). Сколь бы дружелюбным и любезным ни был Эрос женщины, никакая логика на свете не сдвинет ее с места, если ею движет анимус. У мужчины зачастую возникает ощущение (не такое уж неверное), что только соблазнение, побои или насилие смогли бы оказать необходимое воздействие. Он не осознает, что эта в высшей степени драматическая ситуация тотчас бы пришла к банальному и тихому завершению, если бы он покинул поле битвы, оставив какой-нибудь другой женщине право продолжать сражение (своей жене, например, если она сама и не есть та "лошадь, которую занесло"). Такая здравая мысль почти никогда не приходит ему на ум, поскольку ни один мужчина не способен долее пяти минут разговаривать с анимусом и не пасть жертвой своей собственной анимы. Всякий, у кого достанет чувства юмора, чтобы беспристрастно выслушать вытекающий диалог, будет просто поражен изобилием общих мест, некстати применяемых трюизмов, клише, взятых из газет и романов, и всякого рода затертых банальностей, перемежающихся грубыми передергиваниями и умопомрачительным отсутствием логики. Этот диалог, независимо от его участников, повторяется многие миллионы раз на всех языках мира, всегда оставаясь в сущности одним и тем же.

Женщина, как и мужчина, попадается в сеть иллюзий, сплетенных ее ближним демоном, и в своем качестве дочери, которая одна лишь понимает отца (то есть, всегда во всем права), переносится в некую волшебную страну, где она подобно овце пасется на лугу под присмотром пастуха - своего анимуса.


Юнг Э., Анимус и Анима

Я исхожу из посылки, что анимус, который мы здесь рассматриваем, является маскулинным принципом. Но чем характеризуется этот маскулинный принцип? Гете вложил в уста Фауста, который занимался переводом Евангелия от Иоанна, вопрос, не лучше ли перевести пассаж «В начале было Слово» как «В начале была Власть» (или «Смысл»), и решил оставить в конце: «В начале было Дело». Эти четыре предположения, воспроизводящие греческий Логос, выражают квинтэссенцию маскулинного принципа. В то же время мы видим в них прогрессивную последовательность, и каждая стадия представлена в жизни, а также в развитии анимуса. Власть соответствует первой стадии, далее - дело, потом - слово и в конце - смысл. Вместо «власть» лучше было бы сказать «управляемая сила». Потому что простая сила или власть - еще не человеческая и не духовная. Это четырехчастная характеристика принципа логоса заключает в себя элемент сознания, потому что без сознания не мыслимы ни воля, ни слово, ни деяние, ни смысл.

Подобно тому, как есть разные типы мужчин (мужчины выдающейся физической силы, мужчины дела, мужчины слова и мужчины мудрости), также различают и фигуры анимуса - в соответствии со стадиями развития естественных талантов женщины. Этот образ может переноситься на реального мужчину, которому придается роль анимуса из-за сходства; либо же эта фигура может появиться во сне или в фантазии; но поскольку она представляет живую психическую реальность, то она придает окраску всему, что женщина делает. Для примитивной женщины или молодой женщины (или для примитивного уровня в любой женщине) фигурами анимуса становятся мужчины выдающейся физической силы. Типичными примерами являются герои легенд, современные спортсмены, ковбои, тореадоры, авиаторы и т.п. Для более придирчивых и требовательных женщин фигурой анимуса является мужчина, делающий дела, направляющий свою силу на что-то важное. Переход здесь не такой резкий, потому что сила и дела являются условиями друг друга. Мужчина, владеющий «словом» или «смыслом», представляет, в сущности, интеллектуальную тенденцию, потому что слова и смыслы соответствуют психическим способностям. Такой мужчина служит примером анимуса в более узком смысле, будучи духовным наставником или символизируя интеллектуальные таланты женщины. На этой стадии анимус также по большей части становится проблематичным...

<...>В состоянии идентификации с анимусом мы думаем, говорим и делаем что-то в полной убежденности, что это делаем мы, в то время как в реальности не осознаем того, что это анимус говорит через нас.

Часто очень трудно понять, что какую-то мысль или мнение диктует нам анимус, потому что у анимуса агрессивная авторитарность и сила внушения. Эта авторитарность происходит от его связи с универсальным разумом, но его внушение получает силу благодаря собственной пассивности женщины в мышлении и нехватке у нее критического отношения. Такие внушенные мнения и идеи обычно преподносятся с большим апломбом - что особенно характерно для анимуса. Их особенность в том, что, согласно принципу логоса, это общезначимые идеи и истины, которые, хотя и могут быть в целом верными, не подходят в конкретной ситуации, потому что не схватывают особенность и специфичность этой ситуации. Поспешные неопровержимо верные суждения этого типа в действительности применимы только в математике, где дважды два всегда четыре.

Один из наиболее важных способов, которыми анимус проявляет себя - производство суждений; это бывает как с суждениями, так и с мышлением в целом. Внутри они наваливаются на женщину в почти завершенных неопровержимых формах. Или, если они приходят снаружи, она нахватывается их потому, что они ей кажутся в чем-то привлекательными или убедительными. Но обычно она не чувствует желания продумать и, следовательно, действительно понять эти идеи, которые она взяла на вооружение и даже распространяет другим. Ее неразвитая способность к различению приводит к обращению с одинаковым энтузиазмом как с ценными, так и с бесполезными идеями, потому что все внушенное сильно впечатляет и очаровывает ее... С другой стороны, нехватка способности к различению имеет и свои положительные стороны, она делает женщин не столь предубежденными, и поэтому они часто открывают духовные ценности и знакомятся с ними быстрее, чем мужчины, чья развитая критическая сила делает их менее доверчивыми. Мужчинам часто нужно много времени, чтобы увидеть ценные вещи там, где человек с меньшими предрассудками уже все понял.

<...> Удивительно, как часто к нам приходят мысли о том, что что-то случится определенным образом или что интересующий нас человек поступает (или поступил, или поступит) именно так. Мы не прекращаем сравнивать эти предположения с реальностью. Мы уже убеждены в их истинности или, по меньшей мере, склонны считать, что эта идея правильна или соответствует реальности. Другие фантазийные структуры также легко принимаются за реальные и даже могут иногда появляться в конкретной форме.

Один из самых трудно узнаваемых видов активности анимуса лежит в этом поле - а именно в построении желаемых образов себя. Анимус является экспертом в рисовании и создании правдоподобной картинки, которая представляет нас или то, как мы хотели бы выглядеть для других, например, «идеальной возлюбленной», «трогательным беспомощным ребенком», «бездушной служанкой», «чрезвычайно оригинальным человеком», «тем, кто в действительности рожден для лучшего» и т.п. Эта активность, естественно, дает анимусу власть над нами, пока мы волевым образом или по необходимости не заставим наш ум отказаться от этой очень яркой картинки и увидим себя такими, какие мы есть.

<...> анимус появляется как или разнообразие мужчин (например, группа отцов, совет, двор или другое собрание мудрых мужчин), или как меняющийся с быстротой молнии артист, способный принимать любую форму.

<...> анимус появляется как представитель или мастер любого вида способностей или областей знания.

<...> фигура анимуса не всегда представляет отношения. В соответствии с фактической ориентацией мужчины и характеристикой принципа логоса, эта фигура может выйти на сцену в чисто объективном несвязанном виде как пророк, судья, артист, авиатор, механик и т.п. Не так уж редко он появляется в виде незнакомца. Возможно, эта форма особенно характерна, потому что для чисто женского ума к духу относится то, что кажется странным и незнакомым.

Способность принимать различные формы – характерное отличие духа, как и подвижность, способность преодолевать большие дистанции за короткое время (качества, относящееся к свету или мысли). Это связано с упомянутым мышлением об исполнении желаний. Следовательно, анимус часто появляется как авиатор, шофер, танцор, лыжник, где выделяются легкость и скорость. Обе эти характеристики - переменчивость и скорость - могут быть найдены во многих мифах и сказках в качестве атрибутов богов и волшебников. Вотан, бог ветра и глава армии духов, уже упоминался; Локки, бог лжи; Меркурий в крылатых сандалиях также представляют этот аспект логоса - его живое подвижное нематериальное качество без фиксированных черт, динамизм, выражающий возможность формы, дух как таковой, который «веет так, что его слышно».

Во снах и фантазиях анимус появляется в основном как фигура реального мужчины: отец, любовник, брат, учитель, судья, пророк; или как колдун, артист, философ, ученый, архитектор; монах (особенно иезуит); или торговец, авиатор, шофер – в общем, как мужчина выдающихся умственных способностей или с другими мужскими достижениями. В позитивном смысле он может быть любимым отцом, очаровывающим любовником, понимающим другом, высшим помощником; или, с другой стороны, он может быть грубым и жестоким тираном, суровым наставником, моралистом, цензором, соблазнителем и эксплуататором и часто также псевдогероем, демонстрирующим смесь интеллектуальной талантливости и моральной безответственности. Иногда он представлен мальчиком, сыном или юным другом, особенно когда это отражает то, что собственный маскулинный компонент женщины находится в процессе становления. У многих женщин, как я сказала, у анимуса есть предрасположенность появляться в разных формах в виде советчика, выносящего суждения по всему, что происходит, дающего предписания и запреты, произносящего общезначимые идеи. Появляется ли он как человек с меняющимися масками или как множество людей одновременно - зависит от естественных склонностей женщины или от фазы ее развития.

Вместе с этим птицеголовым созданием воздуха женщине являлся дух огня, элементаль, состоящий из огня и непрерывного движения, называющий себя сыном «низшей матери». Такая материнская фигура, в отличие от небесной светлой матери, воплощала первичное фемининное начало как силу, которая является тяжелой, темной, связанной с землей и сведущей в магии, ведьминской, жестокой и часто действительно деструктивной. Ее сын тогда был бы хтоническим огненным духом, напоминающим Логи (или Локи) северной мифологии, представленного гигантом, наделенным творческой силой и в то же время хитрым, соблазняющим, обманывающим; его более поздним прототипом является дьявол. В греческой мифологии ему соответствует Гефест, бог огня и земли, но Гефест, будучи кузнецом, относится к контролируемому огню, тогда как северный Локи воплощает более примитивную ненаправленную силу природы. Этот земной огненный дух, сын низшей матери, близок женщинам и знаком им. Он выражает себя позитивно в практической активности, особенно в обращении с материей и мастерстве. Он выражает себя негативно в состоянии напряжения или прорывах аффекта, часто через сомнения и неконструктивно, он действует как сообщник первичного фемининного в нас, становясь подстрекателем или высшей силой в том, что мы обычно называем «дьявольским женским» или ведьминским искусством. Его можно характеризовать как низший логос в отличие от высшей формы, которая появляется как птицеголовое воздушное создание, соответствующее богу ветра и духа. Вотан или Гермес, ведущий души в ад. Ни один из них, однако, не рожден низшей матерью, оба относятся только к чему-то возвышенному, к небесному отцу.

<...> персональный анимус, относящийся к ней как личности; т.е. маскулинный или духовный элемент, соответствующий ее природным талантам и способный развиться в сознательную функцию или отношение, координированное с целостностью ее личности. Он появляется во снах как мужчина, с которым она соединяется или чувствами, или кровно, или общими делами. Здесь снова можно найти формы высшего и низшего анимуса, иногда распознаваемые по позитивным и негативным знакам. Иногда это долгожданный друг или брат, иногда наставляющий ее учитель, священник, танцующий с ней ритуальный танец, или художник, рисующий ее портрет.

<...> Со временем фигуры такого типа становятся знакомыми формами, как это бывает во внешнем мире с людьми, к которым вы близки или которых часто встречаете. Вы учитесь понимать, почему эта фигура появляется именно сейчас. Вы можете поговорить с ними и попросить их помощи или совета; не менее часто бывает необходимо защищать себя от их настойчивости или раздражения на неподчинение им. И нужно быть внимательным и не допустить, чтобы та или иная форма анимуса претендовала на первенство и доминирование над личностью - чтобы отличить себя от анимуса и резко ограничить сферу его власти. Это чрезвычайно важно, ведь только так можно защитить себя от роковых последствий идентификации с анимусом и одержимости им. Рука об руку с этим различением идет рост сознания и реализация истинной Самости, которая теперь становится решающим фактором.

Пока анимус является сверхчеловеческой сущностью, т.е. духом, общим для всех женщин, он может быть соотнесен с индивидуальной женщиной как гид души или полезный гений, но не может быть подчинен ее сознательному уму. В отношении персонифицированных проявлений анимуса (брат, друг, сын или слуга) ситуация отличается. Когда женщина сталкивается с одним из аспектов анимуса, ее задача - создать пространство для него в своей жизни и личности и инициировать некоторое взаимодействие с принадлежащей ему энергией. Обычно наши таланты, хобби и т.п. уже содержат намеки на направление, в котором эта энергия должна проявиться. Часто также сны указывают на правильное решение, и в соответствии с природными наклонностями индивидуума в них будет содержаться намеки, например, на исследования, книги, художественные и другие творческие работы. Но предлагаемые меры - всегда объективного практического характера, в соответствии с маскулинной сущностью, которую анимус представляет. Требуемое здесь отношение (состоящее в том, чтобы делать что-то ради себя, а не для другого) – принятие своей женской природы.

<...> сила анимуса может проявляться не только в интеллектуальных делах; прежде всего он делает возможным развитие духовного отношения, которое освобождает нас от ограничений и плена узкой личной точки зрения. И какое удовольствие и помощь он предлагает нам, поднимая нас от наших личных проблем к сверхличным мыслям и чувствам, которые делают наши неудачи тривиальными и неважными!

<...> Решение, прежде всего, в усилении сознания и в более прочном ощущении своей индивидуальности: во-вторых, в работе, в которой можно приложить умственные силы; в-третьих, в отношениях с другими, которые создают оплот или противовес сверх- или не-человеческому анимусу. В связи с этим имеет значение отношение женщин к другим женщинам. У меня была возможность наблюдать, что при обострении проблем анимуса многие женщины начинают демонстрировать интерес к другим женщинам, растет потребность и интерес к отношениям с другими женщинами. Возможно, в этом лежит начало женской солидарности, которая теперь становится возможной через растущее сознание общей для них опасности. Научиться признавать женские ценности - первое условие для удержания наших позиций против маскулинного принципа, могущественного и внутри, и снаружи. Если он захватывает власть, он угрожает как раз той сфере женщины, в которой она может постичь, что для нее реально, и что она делает лучше всего – несомненно, он угрожает всей ее жизни.

Но когда женщинам удается интегрировать анимус, а не стать поглощенными им, тогда он перестает быть только угрозой и становится творческой силой. Нам, женщинам, нужна эта сила. Как ни странно это может показаться, но только когда маскулинная сущность становится интегрированной частью души и выполняет соответствующие ей функции, только тогда женщины могут стать действительно женщинами в высшем смысле, и в то же время быть собой, исполняя свое личное человеческое предназначение.


Фон Франц М.-Л. Мужчина внутри: анимус

Одна из любимых тем, бесконечно муссируемых анимусом, звучит в раз­мышлениях женщин примерно так: "Единственное, чего я хочу, это любви, а он не любит меня"; или: "В этой ситуации возможны два варианта и оба одинаково никудышны" (анимус никогда не верит в исключения). Мало кто может что-то противопоставить мнению анимуса, потому что в общем оно обычно всегда верно, хотя и редко подходит к конкретной ситуации. Как пра­вило, оно звучит убедительно, но не по существу.

<...> с психологической точки зрения это одно из проявлений анимуса, которому свойственно изоли­ровать женщин от контактов с людьми вообще и особенно от контактов с реальными мужчинами. При этом мечтания о будущем, где эмоции перемежа­ются трезвыми рассуждениями, образуют своего рода кокон, отделяющий жен­щину от реальной жизни.

Негативный анимус появляется не только в роли демона смерти. В мифах и сказках он выступает в роли грабителя и убийцы, как, например, Синяя Борода, убивающий всех своих жен в потайной комнате. В этом образе анимус вопло­щает все те полуосознанные, холодные и разрушительные мыслишки, которые приходят к женщинам по ночам, и особенно к тем из них, кому не удастся понять, что чувство предполагает некоторую ответственность, а не только удо­вольствие.

Именно в такие минуты накатывают размышления о судьбе наследства и других подобных вещах, разум опутывает паутина расчетливых и злых мыслей. В таком состоянии женщина готова пожелать смерти даже близким. ("Когда один из нас умрет, я перееду в Ривьеру", — говорит жена мужу, увидев прекрас­ное Средиземноморское побережье, считая эту мысль относительно невинной из-за того, что она высказана вслух).

Вынашивая тайные разрушительные замыслы, жена может довести мужа — а мать довести детей — до болезни, несчастного случая или даже смерти. Бывает, что мать решает удержать детей от вступления в брак, но не осознает этого. Подобные злонамерения обычно глубоко скрыты в подсознании. (Наивная по­жилая женщина однажды сказала мне, показывая портрет сына, утонувшего, когда ему было двадцать семь лет. "Я предпочитаю такой исход, чем отдать его другой женщине".)

Иногда в результате воздействия анимуса на подсознание возникают стран­ная пассивность и паралич всех чувств, или глубокая неуверенность в себе, доходящая порой до ощущения полной никчемности. Глубоко внутри анимус нашептывает: 'Ты безнадежна. Что толку пытаться? Нет никакого смысла что-либо делать. Жизнь никогда не переменится к лучшему".

К сожалению, когда одно из таких состояний подсознания завладевает на­шим разумом, нам кажется, будто это наши собственные мысли и ощущения. Эго отождествляется с ними до такой степени, что не может отдельно воспри­нимать их, а значит, и распознать, что они представляют из себя на самом деле. Это настоящая "одержимость" явившимся из подсознания явлением. И только после того как одержимость исчезает, человек с ужасом осознает, что говорил и действовал в диаметрально противоположной своим истинным мыс­лям и чувствам манере, то есть был жертвой чужеродного психического фак­тора.

Подобно аниме, анимус включает не только негативные качества: жесто­кость, безрассудство, болтливость и негласные, но стойкие злобные идеи. Ани­мус имеет также и весьма ценные качества, его творческий потенциал может проложить путь к Самости.

<...> анимус часто является в виде группы мужчин. Так подсознание иллюстрирует тот факт, что анимус скорее коллективный, нежели индивидуальный образ. Из-за этого женщины тяготеют к мышлению категориями группы, особенно часто употребляя слова: "мы", "они" или "все", а также "всегда", "следует", "должны" (особенно когда через них говорит анимус).

<...> осознанное внима­ние, которое женщина должна уделять проблеме своего анимуса, отнимает мно­го времени и приносит ей много переживаний. Но если она поймет, что такое ее анимус и что он делает для нее, а главное, убедится в его реальности и не позволит ему захватить свой разум, то анимус может превратиться в бесценного внутреннего соратника, который наделит ее истинно мужскими качествами — инициативой, храбростью, объективностью и духовной мудростью.

В точности как анима, анимус проходит через четыре стадии развития. На первой он знаменует простую физическую силу, например, как чемпион по легкой атлетике или мужчина с горой мышц. На следующей стадии он олицет­воряет инициативу и способность планировать свои действия. На третьей — анимус представляет "слово", зачастую реализуясь в качестве профессора или религиозного деятеля. Наконец, в четвертой — анимус становится воплощением смысла. На этом высшем уровне он опосредует, подобно аниме, религиозный опыт, через который жизнь приобретает новый смысл. Он придает женщине духовную твердость, невидимую внутреннюю поддержку, что компенсирует ей внешнюю мягкость. Анимус в его наиболее развитой форме способен устра­нить разъединенность разума женщины и ее духовности, приходящую с возра­стом, что усиливает ее восприимчивость к новым творческим идеям в проти­вовес мужчинам. Именно по этой причине женщины в древние времена ста­новились у многих народов гадалками и прорицательницами. Творческая сме­лость их позитивного анимуса иногда рождает мысли и идеи, вдохновляющие человечество устремляться к новым свершениям.

Как я уже отмечала выше, анимус, как позитивное начало, может олицетво­рять предпринимательский дух, смелость, правдивость и в своих высших про­явлениях духовную мудрость. Через него женщина может объективно воспри­нимать процесс развития своей личности, обретая собственный путь духовно­го развития. Это, естественно, предполагает, что ее анимус перестает позволять себе безапелляционные высказывания. Женщина должна быть достаточно сме­лой и умственно раскрепощенной, чтобы усомниться в истинности собствен­ных убеждений.


Ханна Б., Анимус

Под термином анимус я понимаю мужской дух или бессознательный ум женщины <...>

На латинском языке слово анимус означает интеллект, память, сознание, характер и дух. Часто это понятие приравнивают к «уму», а также используют, подразумевая под ним мужество, живучесть, смелость и волю. В юнгианской психологии изначально оно использовалось, чтобы обозначить феномен «духа» в женщине. Различение между женской душой (анимой) и мужским духом (анимусом) даёт нам чрезвычайно важный нюанс для понимания разницы между этими двумя образами <...>

анимус формирует взгляды женщины <...>

та часть анимуса, на которую мы можем реагировать и с которой можем взаимодействовать, является всего лишь частицей сущности духа женщины. В реальной жизни женщина не соприкасается с анимусом во всей полноте, а только с той его частью, которая является смыслообразующей заменой глубин духа. Его можно назвать духом рационализации, который неустанно занимает сам себя созданием представлений, которые кажутся вполне логичными, по крайней мере, с точки зрения женщины или общества <...>

целью женщины является найти «передающийся из поколения в поколение коллективный образ» духа или ума, который она всё время проецировала на мужчину. Бессознательность ума женщины приводит к тому, что он становится автономным. Она в очень большой степени проецирует ум на мужчину, практически не осознавая этого <...>

Однажды на семинаре Юнг обратил внимание на то, что в литературе образы анимы встречаются чрезвычайно часто, а вот хороший портрет анимуса — действительно большая редкость. Он предположил, что анимус, возможно, предпочитает сам писать книги о женщинах, при этом не выдавая самого себя (Анима же, напротив, предпочитает позировать!) Таким образом, когда я пишу, я не могу в полной мере увидеть, как анимус, будто хитрый, старый лис, заметает свои следы хвостом <...>

Юнг часто говорит о неком подобии бракосочетания между анимусом и тенью, о союзе, который значительно превосходит по силе слабое сознательное эго. На семинаре в 1932 году он рассмотрел этот вопрос очень подробно и отметил, что женщина должна владеть своей тенью, то есть осознавать свою низшую сторону, для того, чтобы быть в состоянии установить отношения со своим анимусом. Люди, считающие себя слишком уж хорошими, отрицая тем самым свою тень, будто бы одержимы демонами. Их анимус поглощает часть психики, в результате он изрядно толстеет, получая силу от такого превосходного питания. Анимус становится настолько могущественным, что получает власть над сознательной личностью. Следовательно, очень важно разрушить его связь с тенью, несмотря на тот факт, что человек приходит к осознанию анимуса с помощью тени. Вы никогда не сможете достигнуть анимуса, пока не распознаете свои собственные низшие стороны. Только тогда вы сможете отделить тень от анимуса, но до этого момента, у вас нет даже призрачного шанса <...>

Теперь, когда мы на опыте убедились в наличии этой фигуры, этого самопроизвольного творения бессознательного, мы можем обнаружить её следы во многих местах, хотя зачастую и в негативной форме. к примеру, демоны, которыми были одержимы женщины, всегда были мужского пола. Я упомяну, к примеру, Асмодея, злого духа, который овладел Сарой в книге Товита и убил семерых мужей, которые были до Тобиаса. Последний же, с помощью архангела Рафаэля, изгнал этого демона, используя сердце и печень рыбы. Или ещё один пример: «младший повелитель» ведьм и «великий повелитель» их шабашей были также мужского пола.

Мы знаем, что христианский Бог, в особенности протестантский, исключительно мужского пола. Возможно, поэтому женщине гораздо сложнее, чем мужчине, распознать свой индивидуальный дух, на которого всегда проецируют положительные качества в господствующей религии. Это может быть также и одной из многих причин того, что женщина осознала существование мужской стороны своей психики намного веков позже, чем мужчина.

На другом семинаре Юнг отметил, что, как только женщина начинает контролировать своего анимуса или мужчина свою аниму, они сталкиваются со стадным инстинктом человечества. в своём изначальном состоянии человек был поглощён бессознательным, и оно частично всё ещё присутствует в нас и по сей день. Как только мы пытаемся освободиться от одержимости анимой или анимусом, мы тут же сталкиваемся с другим порядком вещей, и новый порядок противостоит старому. Если одна из овец идёт впереди стада сама по себе, это становится угрозой для других, она будет изгнана из общества или подвергнута атаке. Более того, как только вы избавитесь от дьявола, сразу же против вас восстанут все дьяволы. Если человек попытается немного управлять своей анимой, он незамедлительно окажется в ужасающей ситуации, все дьяволы мира будут пытаться вселиться в его аниму, чтобы вернуть его в глубины бессознательного, где правит матушка-природа. То же ждёт и женщину. Любой дьявол, находящийся на расстоянии сотни миль сделает всё, чтобы вселиться в её анимуса.

<...> Несомненно, что анимус обладает характеристиками как индивидуальными, так и коллективными, именно это даёт ему возможность выполнять роль связного между сознанием и бессознательным. По мере того, как мы начинаем его узнавать, нам кажется, что его желание играть эту полезную роль совсем невелико. Но во многом это очень индивидуально. У женщины, которая хорошо относится к своему отцу, например, часто есть субъективная готовность или врождённая психическая структура для установления положительных отношений с мужчинами и с анимумом. В последующей жизни это часто компенсируется анимусом, обладающим особенно дьявольским характером, существование которого она упустила из вида. Нам всегда нужно помнить про двойственность анимуса, когда мы имеем с ним дело: у него есть отрицательный и положительный аспекты

Возможно, самый обычный и наименее неприятный способ изучения нашего анимуса это работа со снами. Во снах он часто появляется в персонифицированном виде, и так мы учимся узнавать его, как личность. Многие формы, которые он может принимать, нам хорошо известны, как положительные, так и отрицательные, человеческие и демонические, животные и божественные. Он часто появляется как авторитетная фигура, как священник или монах, учитель или правитель. Он предстаёт в образе конкретного мужчины, которого мы знаем или знали, отца, который был первым носителем этого образа, или брата, мужа, любовника и так далее. (И его любимое занятие — говорить нам, что нам следует делать и опутывать наши инстинкты сетью своих представлений о том, что правильно, а что нет).

<...> Одна из техник, рекомендованных Юнгом для знакомства с нашим анимусом, заключается в следующем: будьте очень внимательны к своей речи, в особенности, к своим мыслям. И по мере того, как они протекают через ваш ум, постоянно задавайте себе вопрос: «Это я подумала это? Откуда ко мне пришла эта мысль? Кто думает подобным образом?» Это одна из самых неприятных техник, и у нас всегда найдутся оправдания, чтобы избежать её: постоянная нехватка времени и так далее. Но если мы найдём в себе силы выполнять её и делать записи, так как мы забываем эти мысли ещё до того, как подумали их, то результат может быть чрезвычайно полезным.

<...>За некоторыми исключениями, большинство женщин, которые пережили на опыте реальность существования анимуса, относятся к нему крайне отрицательно. Кажется, что он постоянно мешает нашим намерениям, портит наши отношения, подменяет наши здоровые инстинкты и чувства множеством воззрений, и в результате не даёт нам жить наши жизни так, как это естественно для женщины. Но это истинно лишь в отношении негативного аспекта анимуса. Если у нас есть опыт проживания только этой стороны, рано или поздно мы обязаны задать себе вопрос: почему же мне так мало известно о моём собственном уме? Почему у меня такие плохие отношения с моим анимусом? Что я такого делаю, что он мне всегда мешает? Очевидно, что ранний опыт проекции анимуса, негативный отцовский комплекс, например, играет здесь огромную роль, и мы всегда должны принимать это в расчёт.

<...> Форма активного воображения, о которой Юнг упоминает в этой главе, заключается в поддержании диалога с персонифицированной анимой или анимусом. Искусство состоит в том, чтобы дать визави право голоса и предоставить в его или её распоряжение выразительные средства. Техника требует долгой практики. Следует, к примеру, научиться, в начале проявить активность, задав вопрос, а потом быть совершенно пассивным, пока ответ не придёт сам собой. Ответы, как правило, настолько далеки от того, что можно предполагать сознательно, что вопрос о том, сам ли человек придумывает их или нет, вскоре исчезает. Всегда нужно пытаться понять, кто говорит, а когда диалог заканчивается, следует его очень хорошо обдумать, как мы это делаем, пообщавшись с человеком. Я обнаружила, что можно узнать вещи огромной важности о чьём-то анимусе, также, как и о других фигурах, если они, конечно, появляются. Кроме того, это наилучший метод из всех, которые я знаю, для налаживания отношений с бессознательным.

Однажды одна женщина, которая хорошо освоила активное воображение, разговаривая со своим анимусом, внезапно услышала его замечание: «Мы с тобой находимся в самой, что ни на есть сложной позиции. Мы связаны вместе, как сиамские близнецы, но при этом находимся в абсолютно разных реальностях. Знаешь, твоя реальность невидима и является для меня призрачной, также, как и моя для тебя». Эти слова застали её врасплох. Ей пришлось признать, что ранее она никогда об этом не думала. Она наивно предполагала, что он видит всё в нашей реальности так же, как и мы. В действительности, некоторые его вмешательства создали у неё представление, что он видит все достаточно ясно. Именно по этой причине ему так часто удаётся перехитрить нас.

Потом женщина спросила его: «Но, если наша реальность настолько иллюзорна для тебя, за чем ты так часто в неё вмешиваешься?» Он ответил: «Если ты оставляешь что-то недоделанным, это создаёт вакуум, и вне зависимости, хочу я этого или нет, я вынужден вмешаться. но я хорошо понимаю, что в условиях твоего мира, это может выводить тебя из себя».


Моник Ю., Фаллос. Сакральный образ маскулинности

Анимус женщины больше не считается обязательно негативно окрашенным, а обладает всей многогранностью мужской духовности. Так называемый негативный анимус — всего лишь шаг на протяжении целого пути. Несмотря на то, что этот шаг является ключевым, анимус всё равно нечто большее, чем описанная выше раздражённая второстепенная маскулинность. Анимус создаёт женщине энергетическую основу, когда она учится и овладевает определёнными нормами, готовя себя к такой же солярной ответственности, как самая истовая патриархальность. Анимус может думать; он не является поверхностным, когда у него есть время и энергия, необходимая для развитого мышления. Женщины часто преподносят суждения, выражающие коллективные ценности, и имеют общие мнения — но и мужчины тоже. Фактически, как мужчины начинают эмоционально развиваться, перестав видеть в женщинах носителей эроса, так и женщины начинают думать самостоятельно, перестав зависеть от мужчин как обладателей логоса.

<...> позитивный аспект анимуса у женщины проявляется в импульсах, позволяющих ей относиться творчески к окружающему миру.

Так, например, именно анимус женщины подсказывает ей после многих лет рутинной бумажной работы, поддерживающей патриархальную структуру, что она имеет все способности для собственной профессиональной деятельности. Именно анимус толкает женщину от домашних забот и стереотипно-добровольных "женских" дел заняться всерьёз своим образованием, закончить школу и начать делать собственную карьеру. Именно анимус движет ей в процессе создания таких планов и придаёт ей необходимую энергию для их завершения. Фаллос-анимус может внезапно восстать, как это происходит ранним утром при эрекции, провоцируемой Меркурием, испытывая острое желание немедленного удовлетворения. Вместе с тем он может подниматься медленно, под воздействием волевых усилий. Женщине никогда не знакомо ощущение фаллоса как личной принадлежности, поэтому она должна быть спокойна. У неё на первом плане может быть исполнение своих женских обязанностей, таких как, например, материнство. Но когда анимус начинает себя показывать, он, безусловно, становится фаллическим. Женщине с хорошо приземлённой женственностью анимус не придаёт мужественности. В её восприимчивой женской природе властный элемент фаллоса остаётся вторичным. И всё же он присутствует и проявляет себя в её достижениях.

Развитие внутреннего женского фаллоса-анимуса увеличивает независимость женщины как личности, особенно в её отношениях с мужчинами. Если женщина тесно связана с собственными источниками маскулинности, она будет значительно меньше зависеть от фаллической поддержки находящегося рядом мужчины.

<...> Независимость женщины включает в себя преодоление ограничений, наложенных негативным анимусом. Негативный анимус — это, по сути, интрапсихический голос или присутствие маскулинности. Хотя он может проявляться и в качестве всевозможных вспышек неприемлемого поведения, нарушающих покой окружающих, его подлинный спектр зла известен только самой женщине. Негативный анимус нашёптывает женщине во внутреннее ухо, что она полная и окончательная идиотка, не способная выйти из своего зажатого состояния в некое возвышенное состояние, каким, например, является "мир мужчин". Если женщина знает, что для неё хорошо, она лучше будет пребывать в безопасности, привязанная к тому, что для неё хорошо. Она зашла слишком далеко и, конечно же, потерпит неудачу; она лишь хотела поддержать мужа и ничего не хотела для себя; она очень слабая и робкая, ах, ах, ах... Негативный анимус действует как фаллос-насильник, цель которого заключается в том, чтобы держать женщину в подчинении, покорить её и отомстить ей за эротическую власть, которую она над ним имеет. Это патриархальность, существующая в условиях доминирующего матриархата. Развитие негативного анимуса часто можно проследить по травмирующему влиянию родного отца (или отца-суррогата, каковым, например, является материнский анимус), но, тем не менее, так можно полностью проследить лишь динамику интроекции. За родным отцом стоит целый мир архетипической маскулинности.


Санфорд Дж., Невидимые партнеры

В сновидениях негативный Анимус чаще воплощается в группе мужчин, чем в отдельной фигуре. Представим себе группу необразованных и неинформированных мужчин, сидящих на коробках из-под крекеров и рассуждающих о религии или политике! Именно так звучит Анимус. Если женщина идентифицируется с такими внутренними мнениями, а так происходит, если Анимус остается недифференцированным по отношению к ее эго-психологии, значит речь идет об одержимости Анимусом.

<...> Мужчина, столкнувшийся с женским Анимусом, может спасти ситуацию, сохраняя выдержку и отвечая ему, исходя из своей маскулинной силы. Если маскулинность мужчины сильнее маскулинности Анимуса, то, как правило, он может освободить женщину от ее одержимости.


Мур Т., Дары депрессии

В юнгианской терминологии Сатурн можно считать фигурой анимуса. Анимус является глубинной частью психики, отвечающей за идейную и абстрактную деятельность души. Многие люди сильны в аниме – имеют богатое воображение, вовлечение в жизнь, эмпатию и связь с окружающими людьми, – но им может быть трудно отойти от эмоционального вовлечения, чтобы увидеть, что происходит, и связать свой жизненный опыт с идеями и ценностями. Используя другую древнюю метафору души, можно сказать, что их опыт является «жидким». Они настолько эмоционально вовлечены в жизнь, что им может быть полезно путешествие в отдаленные районы холодного и сухого Сатурна. Эта сухость может отделить осознание от жидкости эмоций, которая характерна для тесного вовлечения в жизнь.


Читать по теме:

Материнский Анимус