Аналитическая психология Юнгианский анализ
Ул. Скляренко, 46
8 (917) 101-34-34

Психологические стадии женского развития

Для фазы самосохранения типично, что психологически и часто социологически женщина остается в женской группе – материнском клане – и поддерживает ее непрерывность в направлении «вверх» в отношениях с группой матерей и «вниз» с группой дочерей. Ее солидарность с женщинами и Фемининным совпадает с ее сегрегацией и чувством отчуждения от мужчин и Маскулинного.

… «стадии» не являются абстрактными фантомами исторического прошлого, но скорее образами бессознательных констелляций, которые действуют сейчас, как и в прежние времена, и необходимы для развития личности. Так, например, матриархальная психология материнского клана может до сих пор господствовать в западном, патриархальном браке, и табу тещи, которое по прежнему выдает свою жизнеспособность в бесчисленных шутках про тещ, могут выразить тот факт, что мать жены все еще господствует над ней и над всей патриархально возникшей семьей.

Негативное значение этой стадии находит выражение в ряде супружеских склок или вообще, в беспорядке в женском взаимоотношении с Маскулинным. Отчуждение от мужчины или враждебность к ним часто делает внутреннее взаимоотношение с мужчиной невозможными и оно, таким образом, становится источником фригидности, среди прочих проблем.

Ограничение интересов женщины ее детьми, которые расцениваются как истинное значение брака, относится к той же категории. Детские невротические недуги, возникающие посредством данной констелляции, могут исчезнуть на ранних стадиях, если мать сможет стать нормальной. Но женская психология в эту фазу может также определяться взаимоотношениями с мужчиной, которые являются только сексуальными. Это имеет свой прообраз в акценте на фаллического мужчину присущему матриархату и сопутствующей ему психологии «амазонки». Хотя и преобладает сугубо фаллический похотливый характер сексуальности, миф говорит нам о том, что амазонки использовали мужчин только для того чтобы зачать детей. В этих констелляциях женщины сохраняют единство женской группы амазонок, в то время как они относятся к Маскулинному и мужчинам как чему-то чуждому, отчасти – враждебно, отчасти – как к тотально другому. Среди негативных эффектов этой стадии мы также находим ситуацию, в которой женщина переживает себя по-мазохистски как страдающую, и, следовательно, сводит Маскулинное и мужчину до уровня всего лишь садиста. Довольно часто архетипические констелляции матриархата скрываются за подобного рода «извращениями», которые в более широком смысле характеризуют огромное количество женщин. Но именно эта «мазохистская» особенность становится понятной только с точки зрения следующего этапа женского развития, который мы обозначим как «вторжение патриархального уробороса».

Матриархат касается мужской стороны уробороса, который, конечно же, бисексуален, как часть Великой Матери, как ее инструмент, помощник и спутник. Мужчина любим как дитя, как юноша и используется как ее инструмент для оплодотворения, но он продолжает быть интегрированным и подчиненным Фемининному, и его подлинное мужское существо и уникальность никогда не признаются.

Это развитие начинается в матриархате с появлением мощных плюралистических групп маскулинного, демонического характера, таких как кабиры, сатиры, чье разнообразие все еще выдает их безличную и бесформенную нуминозность. За ними следуют фигуры фаллических-хтонических богов, которые в действительности все еще подчиняются Великой Матери (как пример, Пан, Посейдон, Гадес и хтонический Зевс), но кого женщина может переживать как патриархальный уроборос. Типичные божества, которые появляются, как патриархальный уроборос есть Дионис и Вотан, так же как Осирис и, на другом культурном уровне, Шива, чья трансперсональная форма окружена ощутимой безличностью. Не только большинство из этих фигур почитаются посредством оргиастических культов как боги плодородия, но и женщина, в своем эмоциональном и экстатическом отношении к ним, переживает непостижимые глубины своей собственной природы.

Для женщины вторжение патриархального уробороса соответствует опьяняющему переживанию потрясенности, захваченности «вторгающимся насильником», которого она не воспринимает личностно, как проекцию на конкретного мужчину, но скорее как безличный, трансперсональный нумен. И безличность, и потрясенность являются существенными составляющими на данной стадии развития. В мифологии мы находим представление этой стадии во взаимоотношениях матриархальной «девственницы» по отношению не к своему мужу, но к богу, который пересиливает ее, теперь предстающий как облако или ветер, как дождь, молния, золото, луна, солнце и так далее, или снова как нуминозный фаллос в животной форме, которая проникает в нее, будучи змеей или птицей, быком, козлом, лошадью и т.д.

Одна из характерных форм, в которой патриархальный уроборос представляет собой опасность – но отнюдь не единственная – является пленяющий дух-отец. Действия этой формы констеллируют фигуру «дочери вечного отца», т.е. женщина, как «девственница» остается связанной с Духом-Отцом в видимой или невидимой форме. Женщина как прорицательница, монахиня, как «гений» и как «ангел» может быть выражением ее фиксации в архетипической стадии, в которой она затрагивает посредством интуитивной связи надличностную духовную силу, чья трансперсональная величина появляется или в религиозных рамках, как божественность или олицетворено, как великий человек, художник, провидец, поэт и т.д., т.е. к кому женщина привязана. В этом случае она ведет свою жизнь как мужская «анима», то есть, как его вдохновительница, и, следовательно, может лишиться своей индивидуальной жизни, которая также имеет земное, материнское и другие качества, которые должны быть развиты. Она «живет не по средствам» и подвергается инфляции;[17] она отождествляется с архетипической фемининной фигурой, которая намного превышает ее чисто человеческие ограничения которая, как София являющаяся женщиной компаньоном Духа-Отца. Вариантом данной констелляции является «Женщина без Тени»[18], которая является бесплодной, потому что она отстранила себя от земной, теневой стороны.

Констелляция сохраняет опьяняющий компонент во взаимоотношениях маленькой женщины и большого мужчины, и, следовательно, определенная инфантильность и «дочерность»(daughterliness) никогда не преодолевается. Когда подсознательная плененность в патриархальном уроборосе ведет к потере земли – то есть, потере взаимоотношений с конкретной реальностью – Дух-Отец часто появляется как чародей, который разочаровывает женщину и держит ее в заключении. Одновременно с тем, однако, враждебность Великой Матери формирует союз с женской неволей в патриархальном уроборосе и с сопутствующей потерей связи с землей.