Аналитическая психология Юнгианский анализ
встречи он-лайн
Ул. Скляренко, 46
8 (917) 101-34-34

"Сон в летнюю ночь"

Ночные посетители

"Сны, наверное, отражают что-то из реальности, но что конкретно - я не знаю".
"Cны раскрывают мне мою жизнь".
"В сновидении я могу делать те вещи, которые не позволяю себе в реальной жизни".
"Запоминаю свои сны, и иногда они говорят мне, что должно произойти".
"Часто летаю во сне".
"Сны приносят мне разные чувства, и нередко во сне я живее, чем днем".
"У меня бывает только два вида снов – плохие и хорошие".

Можно потратить жизнь, но вы не станете такими профессиональными толкователями снов как З. Фрейд, К. Юнг, М.-Л. фон Франц и многие другие. В этой области мы сталкиваемся с недостижимым уровнем интуитивного знаний, понимания и умения. Но вместе с тем ваши сновидения - это ваше личное дело и кому как ни вам учиться понимать, о чем они говорят, кричат и шепчут. При достаточной настроенности и подготовке такое понимание все же возможно.

По замечанию Арнольда Минделла, не сновидения должны настораживать человека, а отсутствие связи с ними:

Приближение к бессознательному не представляет собой такой опасности, как мы думали. Наоборот, одна из главных проблем заключается в том, что люди теряют связь со своим сновидческим процессом. Именно поэтому возникает так много болезней.

Большинству людей понятно, что в эту ночную треть жизни с нами что-то происходит и в повседневной жизни мы живо интересуются значением снов. Мы рассказываем их своим близким, как будто раскрываем перед ними что-то сугубо личное. Интерес к сновидениям был и у наших далеких предков, которые искали в сновидениях исцеления или ответы на злободневные вопросы.

Двойная жизнь, которую мы ведем обусловлена разделением сознания на дневное бодрствующее и сновидное ночное. Иногда в этих измерениях мы чувствуем себя как два разных человека. Днем переживаем от неудач, а ночью видим себя всемогущими, бодрствуя соблюдаем правила приличия, а во сне поступаем аморально и позволяем себе всевозможные авантюры. Если бы такое происходило в рамках одного бодрствующего сознания, то диагноз шизофрении или множественной личности был бы обеспечен. А разграничение на реальное и сновидное все списывает и не налагает на нас ответственности за ночные путешествия.

Иногда сны кажутся значительнее, интереснее и живее, чем происходящее днем. Такие сновидения индейцы называли большими снами, а на языке аналитической психологии они называются архетипическими. В этих снах мы видим образы, превосходящие масштабы собственной личности. 

Как пишет А. Минделл, «сны проявляют себя не только ночью, но и днем, в отношениях с другими людьми и в других событиях». Контакт со сновидческой реальностью столь же важен как и с реальностью окружающего мира и, на самом деле, граница между сновидениями и дневной реальностью условна. Для решения дневных задач нам нужно подготовиться к ним во сне, приснившееся ночью сохраняется ярким впечатлением, переживаемым днем. Дневные грезы, фантазии, мечты и воспоминания по своему характеру мало отличаются от сновидений. Благодаря вниманию к сновидениям мы преодолеваем расщепленность дня и ночи, соединяя дневной и ночной опыт в одно осмысленное целое. 


Обучение анализу сновидений

можно сравнить с изучением иностранного языка, в результате которого становятся понятны чужая речь и тексты.

Сны это и есть чувственно-образные тексты, постоянно передаваемые нам бессознательным. Сны «пишутся» не только на незнакомом языке и неразборчивым почерком, но и указывают нам на то, чего мы пока еще не знаем о себе. Отсюда провидческая (проспективная) функция снов.

Сны говорят с нами на языке символов, многозначность которых не укладывается в «поваренные книги» (Дж. Холл), называемые сонниками. Символизм снов всегда персональный и связан с опытом конкретного человека. Мы можем читать библейские притчи на понятном нам языке, но при этом страдать буквализмом, полагая, что мамой Христа была Мария, а папой - Бог. Символическое же значение и смысл этих текстов будет скрыт от человека до встречи с тем, кто сможет их объяснить.

Для понимания сновидений нужен другой человек. Не обязательно профессиональный толкователь, а просто глаза и уши со стороны. Когда вы кому-то рассказываете свой сон, проговариваете его вслух вспоминая, к вам приходит понимание. Другой вариант когда вы работаете над сном в диалоге с сами собой и обучаетесь алгоритму анализа сна. Как и в любом новом непростом деле нужно достигнуть определенного опыта. Не факт, конечно, что любые сны сразу начнут раскладываться как карточный пасьянс, но постепенно вы сможете находить ответы на интересующие вопросы: «О чем этот сон?», «Чему служит это сновидение?», «Какое действие оно должно произвести?»


К.Г. Юнг выделяет несколько функций сновидений

на основании которых тот или сон можно отнести к определенное группе

Проспективные сны

показывают нам грядущее будущее, дают предварительный эскиз возможного развития событий.

Редуктивные сны

снятся, когда человек не дорос до своей видимой и заявляемой величины и во сне видит свою обратную сторону, нечто инфантильное и уничижительное.

Реактивные сны

показывает, что что-то болезненное и травматичное остается не пережитым. Подобные сны могут говорить также о телесном неблагополучии или заболевании, которое пока не осознается.

Пробуждающие сны

буквально выталкивают нас из постели и заставляют проснуться – увидеть нечто важное, на что мы закрываем глаза днем.

Телепатические сны

связаны с парапсихологическими феноменами. Они сообщают о каких-то важных происшествиях в общечеловеческом смысле, например, о том, что с тем или иным человеком должно что-то произойти.

Главное, что дают нам сны - это компенсация, выравнивание и балансировка сознательных преставлений о самом себе и о реальности. Очищая и улучшая представления, сны помогают нам становиться более цельными натурами.

Как писал К.Г. Юнг, быть в контакте со своей сновидной реальностью - это

«во многом то же самое, что иметь мудрого и неразлучного друга, который знает о человеке все то, что он сам может лишь подозревать, но в полной мере не осознает».

Принимая заботу этого друга мы перестаем быть одинокими и беспомощными в дневной жизни.


В сновидениях к нам «стучатся» наши комплексы и субличности

Остающиеся незамеченными днем они стремятся участвовать в нашей сознательной жизни, должны быть замечены, поняты и включены в повседневность. В противном случае они могут ворваться в жизнь, как непрошенные гости, как мигранты или даже террористы, взрывающие психическое и физическое здоровье. В этом причина, почему мы нуждаемся в анализе снов и в понимании их посланий.

Для понимания сновидений рассмотрим структуру дневной и сновидческой психической реальности.

Высшая сила, провидение, управитель психического, он же генератор сна, он же продюсер, сценарист, режиссер и ответственный за подбор актеров. Он тот, кто ставит перед нами задачи в жизни и определяет, для чего мы предназначены. При этом порой мало интересуясь тем, чего мы хотим, а чего не хотим.

Король, президент, сознательный центр психического – наше бодрствующее эго. Это то, что мы обычно привыкли называть своим Я. Довольно сложное многоплановое образование, ответственное за контакт с окружающей реальностью и взаимодействие с себе подобными. Как только этот правитель заболевает, теряет контакт с реальностью, начинает превращаться в тирана обязательно включается компенсаторная функция снов.

Министр, председатель комитета в правительстве – наше сновидящее Эго - то Я, которым мы себя чувствуем во сне. Оно зависит от темы и мотива сна и назначается провидением в помощь бодрствующему Я для решения той или иной задачи. До тех пор, пока задача не решена, мы можем видеть один и тот же сон или серию повторяющихся снов. Сновидящее Я в этом случае будет одно и то же. Решается задача - меняется сновидящее Я и появляются новые мотивы сновидений.

Разнообразные образы и фигуры сновидений, воздействующие на сновидящее Я. Они выступают в разных ролях:  возмутители спокойствия, искусители, вредители, долгожданные гости, помощники и пр. На театральной постановке сновидения сновидящее Я тем или иным способом взаимодействует с ним - убегает, нападает, конфликтует, сговаривается, соединяется, вступает в сексуальную связь и пр.

Для работы со сновидением его следует записать или надиктовать как можно скорее после пробуждения пока он не ушел обратно в бессознательное. Даже если вы уловили лишь кончик сна, зацепили сновидение на крючок, потом вы сможете вытянуть его из бессознательного целиком.

Запись сновидения напоминает постоянную переписку с иностранцем, в процессе которой можно освоить новый язык — символический код бессознательного. В процессе такой работы мышление приобретет гибкость, глубину, вы развиваете интуицию, чувствительность и возвращаете в свое распоряжение существенную часть своей психической жизни.

Во многих видах терапии сновидениям уделяют самое серьезное внимание, так как сон является главным союзником психолога и клиента. Причем союзником, который осведомлен даже больше чем последние. Психологи и психотерапевты, которым приносят сны - это помощники в том, чтобы человек пришел к пониманию сновидения, «принял свой сон» (Жан Кокто) и связал его со своей жизнью.

Отличие профессионала от обычного человека в том, что специалист владеет ключами для дверей в сновидческую реальность. Впрочем при наличии интуиции и интереса к своим сновидениям любой человек может научиться читать свои сны.

"Следуй за своими сновидениями" (К.Г. Юнг)

Подробнее по теме:

Гипнос и юнгианский сонник

Обратиться к автору:

Психологическое консультирование и юнгианский анализ