Аналитическая психология Юнгианский анализ
ул. Тухачевского, 84
8 (917) 101-34-34

16 персон и типология связей эго с бессознательным

(в работе...)

Функции сознания, которые собственно и есть то, что мы называем сознанием в юнгианской традиции рассматривают как недавно возникшую принадлежность бессознательного (Биби Дж., Понимание сознания через теорию психологических типов https://www.maap.pro/biblioteka/stati/beebe_ponimanie_soznanie_cherez_tipy.html). То, что было энергиями, связывающими нас с телом и внешним миром, по мере формирования психики осознается как нечто дискретное и проходит через сито отбора. Кажущееся лучшим присваивается, облекается в мою историю, становится характером и укрепляется волевым способом, а воспринимаемое как вредное или бесполезное удаляется в тень. И так, пока то или иное драматическое обстоятельство не приведет к активации бессознательных энергий и кризисной трансформации. До этого же мы владельцы своего эго, своей персоны и предопределенные этими фиксациями воспринимаем себя как нечто постоянное.

Эго - это наше все, призванное компенсировать полярности силового поля я представлять собой центр управления полетом. В типологии К.Г. Юнга оно связано в ведущей функцией сознания. В нем всегда есть та или иная степень волевого напряжения, связанное не только с противопоставлением бессознательному, но и с необходимостью отличать себя от социальной части психики, выполняющей адаптивную функцию и известной как персона. Для эго всегда есть двойная угроза: затопление бессознательным и слияние с персонным - поглощение социальным. В том и другом случае есть опасность попасть в состояние т.н. диффузной идентичности и утратить способности делать выборы и принимать решения.

Персона является частью коллективной (родительской, семейной, родовой, национальной) психики и защищает нас как от собственной, так и от коллективной тени. В типологии персону можно представить на месте т.н. первой дополнительной функции, которую Дж. Биби связывает с родительскими фигурами и родительскими архетипами.

На ведущую и первую дополнительную функции попадает максимальное количество света из прожектора самости, это наше "место под солнцем". Для формирования эго в первой половине жизни очень важно идентифицироваться с тем, что освещено, прояснено, знакомо и санкцицонировано другими. В результате до поры до времени человек может быть полностью предопределен героической энергией эго, направленной на достижения и адаптационными персонными устремлениями или иначе, родительскими комплексами — ожиданиями, установками, ограничениями, наказами, проклятиями, благословениями и пр.

Наряду с этим часть психики, которая принадлежит темноте и находится во власти бессознательного потенциально может быть лишь осознана и мы при этом говорим о второй дополнительной и подчиненной (низшей) функциях сознания. Поскольку, как пишет К.Г. Юнг, Эго не ощущает соотнесенности с этим содержимым психики, оно обычно остается бессознательным (Jung, 1921/1971: 535-536). Эта часть сознания остается в потенции и ожидает реализации во второй половине жизни.

В теневой части психики находятся вторая дополнительная и подчиненная функции сознания, связывающие Эго с личным бессознательным и коллективным бессознательным. Это пространство, которое находится во власти архетипов Тени, Анимы и Анимуса, но в той или иной степени оно может стать содержимым сознательной психики и отчасти подконтрольной сознанию. Этому служит освоение второй дополнительной функции и воспитание архаичной подчиненной функции. Вторая дополнительная функция, согласно представлениям Дж. Биби связывает Эго с архетипом Ребенка и может быть названо детской частью, детским местом психики, пространством ранних детских защит и, одновременно, источником творчества, фантазий и игры. Подчиненная функция в свою очередь связана с архетипами Анимы и Анимуса или, как их еще называют, архетипами жизни (Анима), Эроса и Логоса.

Данное вступление необходимо, чтобы перейти к пониманию как уровней развития личности, так и к тому, что влияние бессознательного может быть представлено через древнюю метафору стихий. Согласно этой метафоре первичный Огонь нагревает холодную Воду, чтобы родился Воздух, который одухотворяет инертную материю Земли. Так получаются две принимающие или женские стихии Воды и Земли и две активные, вызывающие трансформацию мужские стихии Огня и Воздуха. Это общий план.

Почему метафора стихий оказалась столько устойчивой и нашла отражение как в религиозной, так и в научной картине мира (подробнее см. Трансформационный процесс и стихии и Стихия Земли в индивидуации К.Г. Юнга)?

Одно из объяснений в том, что это максимально экологическая метафора всеединства и связи человека с миром, в которой развитие индивидуального сознания и функции сознания К.Г. Юнга вписаны в планетарный контекст биологической эволюции, а также связывают психику индивида с архетипическими основаниями психики - со всеми когда-либо существовавшими в человеческой культуре богами и демонами.

Мы будем говорить о четырех семьях Огня, Воды, Воздуха и Земли, в каждой из которых есть свои "семейные божества" и возможность психологического роста от максимально потентного детского бессознательного состояния до формирования устойчивой структуры эго и персоны в зрелом качестве. Используя принятое в системе Таро представление о 16 придворных карт и устойчивые наименования (Пажи, Принцессы - Рыцари - Королевы и Короли) мы получаем четыре семьи, в каждой из которой есть четыре представителя, отличающиеся друг от друга уровнем психического развития.

Легко заметить, что четыре семьи, которыми управляют бессознательные стихии Огня, Воды, Воздуха и Земли отсылают нас к типажам, чье бессознательное, оформляемое в границах сформированной личности закрепляется в преимущественно интуитивном, чувственном, мыслительном и сенсорном вариантах ый представлено