Психолог в Самаре
Онлайн консультации
Ул. Скляренко, 46
8(846) 205-51-51

Треугольник Карпмана и национальная безопасность

Созависимость на индивиуальном, семейном или родовом уровне – причина серьезных нарушений в отношениях, причина зависимостей и преждевременной смерти. Созависимость как феномен социокультурного и государственного уровня – причина низкого уровня жизни, ограничения свобод граждан, нарастания эмоционального напряжения в масштабах страны и революций.

Психология в помощь отдельным людям, страдающим от созависимости практична и зрима – частная жизнь людей действительно улучшается. Психология для осмысления общественных процессов как минимум может быть проясняющей дисциплиной - альтернативой пропаганде и политтехнологиям.

Нюансы созависимых отношений в психологии хорошо известны и в своем структурном изложении представлены треугольником власти Стефана Карпмана: Спаситель, Контролер и Жертва. Экстраполировать психологическое на социальное и социальное на индивидуальное психологическое совершенно оправданный и адекватный методический прием.

Спаситель

Россия (в данном случае не страна, а государство с властными полномочиями) занимает роль Спасителя, заботливого, желающего добра и защищающего. Любое государство с отсутствующей парламентской властью, может занимать только эту позицию. Для государственной власти в России роль Спасителя была и остается единственной по сей день. Начиная от монарха до нынешнего «раба на галерах» правитель должен быть и Спасителем. Играть, изображать и утверждаться перед населением в этой роли. Сакральный компонент спасительства добавляет активное участие церкви в государственных делах.

Я не историк и знаю только близкие примеры из истории, когда правители уклонялись от этой роли в силу психологических и культурных особенностей. В результате они теряли жизнь, власть, но спасали душу. Николай Романов пытался уйти из этой роли, и вместе со всей семьей был расстрелян. Короткий путь от Спасителя к Жертве прошел Никита Хрущев, которого сдали соратники. Другие правители правили долго вживались в эту многотрудную и тревожную роль и не нарушали правил игры в царя.

В семейном масштабе мама и Спаситель двуедины. В этом качестве она кормит и правит всей семейной системой пока не заболеет и не умрет, оставив своим детям наследство в виде чувства вины и стыда. Государственный вождь - Спаситель и Родина Мать срощены в детском сознании обывателя до неразличения. Так же перепутаны личный и архетипический масштабы. Смерть вождя воспринимается в массах как личная утрата и потеря всех жизненных оснований. Похороны Ленина и Сталина остались в кинодокументалистике. Как плакали люди после смерти Брежнева, видел сам. Этому горю не мешает то, что при жизни Спаситель сожительствует со страной в грубой форме. По-другому не умеет и не считает необходимым. А порой просто не видит этого сам. Тревога Спасителя перманентна. Всегда есть те, кто ждут его промаха и слабости.

Если нет внешнего врага – будет внутренний, нет внутреннего - будет внешний, но чаще враги и внутри и снаружи. Чтобы уменьшить тревогу Спаситель должен быть окружен теми, кто успокоит его сладкой речью – штат холуев, соратников и команда правителей дружественных стран с развитой инфраструктурой созависимости.

По неумолимым законам созависимости Спасителя ждет роль жерты и еще ни одни спаситель в России не ушел на покой и заслуженный отдых. Вместе с правителем уничтожается созданная им система государственной власти, либо его делают козлом отпущения, чтобы сохранить спасительскую роль государства.

Преследователь (Контролер)

Другая ипостась Спасителя, второй угол треугольника Карпмана - контролирующие, надзирающие и силовые структуры. Контролер создает иллюзию спокойствия Спасителя, особенно если хорошо оплачен и по-собачьи предан.

В масштабах личной жизни Спаситель он же и Контролер, преследователь, обвинитель… В его объятиях душно и нечем дышать. От него убегают в ранние браки, в другие города, в алкоголизм и прочие зависимости. В государственном масштабе жесткая контролирующая исполнительная, судейская, полицейская власть жизненно необходимы когда захвачены природные ресурсы, когда приватизированы вера и церковь, когда баснословные богатства находятся в руках узкого круга людей, приближенных к Спасителю. Самостоятельные люди в такой государственной системе либо эмигрируют, либо уходят во внутреннюю эмиграцию, либо сидят в тюрьмах.

Любой Контролер, выигрывая в битвах, терпит поражение в войне, поскольку жизнь и логику развития невозможно проконтролировать. Этим управляют законы более масштабного свойства, которые никем и никогда еще не были куплены и простроены на свой прагматичный лад. Любой (!) контролер поздно или рано терпит поражение.

Нет желанного покоя и 10-20% людей при любом режиме всегда будут считать свободу наивысшей общественной ценностью, чтобы с ними не делали и как бы ни кормили. Целая орава контролеров не смогут выполнить свои функции на все сто.

В треугольнике Карпмана есть третий угол и все приводит туда. Потому рано или поздно всем становится очевидна порочность этого треугольника. Временно на роль Жертвы усилиями обслуживающих власть Контролеров назначаются постоянные оппоненты власти. Вплоть до убийства. При этом Контролер сам становится преступником, смотрящим, вором в законе и объявляет нарушителями закона свободных людей.

Но ни грубые нарушения прав граждан, неизбежные для осуществления избыточного контроля, ни политические расправы не приводят к желаемому. Спаситель – Контролер поздно или рано становится Жертвой. В России, окруженной «младшими братьями» жертвами сначала становятся они. Жертва – это всегда болезнь, кризис, кровь, погромы и революция. Если Спаситель и Контролер по определению считают себя здоровыми, то больного и того, кто возьмет на себя роль крайнего надо искать рядом.

Сегодня Украине отведена роль такой жертвы. Эта роль не выбирается, она отводится. Это они те самые неблагодарные украинцы, которых кормили и согревали своими недрами.

Кто виноват вроде ясно. Главное занять какую-то определенную сторону и вообще станет яснее ясного. Но дело в том, что как только ты принимаешь чью-то сторону, ты попадаешь в это злосчастный треугольник Карпмана и начинаешь искать свой третий угол. То есть, стандартный вопрос «кто виноват?» контрпродуктивен.

Остается другой мучительный вопрос «что делать?», на который пока не придуман простой ответ.

Психология говорит, что возможно выскочить из этого порочного круга созависимости. Альтернативой созависимости на государственном уровне является взаимозависимость, яркий пример которой мы видим в Евросоюзе и европейских парламентах. Поэтому по своему не политическому, а психологическому сценарию я близок к тем украинцам, которые видят себя вместе с Европой с ее устоявшимися традициями иного стиля взаимоотношений. И именно там в европейском сообществе мне представляется, что Украина может найти выход из созависимости. Именно Европа, у которой будет чему учиться, восстанавливая национальное достоинство и благополучную жизнь. 

Судьба самой Европы это отдельный вопрос, который каждый домашний политолог трактует на свой собственный лад. Но точно, что это не Америка, хотя о ней говорят больше всего в связи с украинскими событиями. Как представляется говорят люди, находящиеся внутри треугольника власти.

На индивидуальном уровне выход из созависимости и начало чего-то принципиально нового, трудного, но хорошего всегда болезненный как роды. На социальном уровне тоже болезненный особенно, когда нет своего мудрого лидера, способного консолидировать массы и предотвратить кровопролития. У М. Ганди, которого вспоминают сегодня чаще прежнего получилось вывести народ не с первого раза. Но в любом случае другого сценария пока не видно. Роды можно задержать на короткий период, но не навсегда. Иначе кто-то «умрет». 

Революционеры считают, что этим кем-то должен быть президент и другая цена не устроит. Президент, забеременевший на стороне и сам вынашивавший свою оппозицию, предпочтет смерть оппозиции. И чем все закончится пока не известно. Известно лишь, что России как государственному региональному Спасителю и Контролеру все это очень не нравится.

Треугольник власти не должен разрушаться. Не будет подконтрольной Жертвы (Донбасс, Сирия, Франция...) не станет Контролера, не понадобится Спаситель. В психологии это давно известно.

Сергей Дрёмов (2014-2016)